Маљаллаи илмї




Скачать 28.33 Kb.
НазваниеМаљаллаи илмї
страница7/60
Дата03.02.2016
Размер28.33 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   60

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Мавзолей, мазар, Иран, Средняя Азия, дахма, наусы, башни молчания, наземные и подземные гробницы,.


Л И Т Е Р А Т У Р А

  1. Камол Х. История мазаров Северного Таджикистана. Душанбе, 2005, с.35.

  2. Пугаченкова Г.А. Памятники искусства Советского Союза // Средняя Азия, справочник-путеводитель. –Москва, 1983, с XVI-XVII.

  3. Зданович Г.Б.,Батанина И.М. Аркаим - страна городов. Челябинск, 2007, 260 с.

  4. Итина М. А., Яблонский Л.Т. Саки нижней Сырдарьи. -М. 1997; Толстов С.П. Древний Хорезм. -М. 1948, с. 99 – 100; Кой – крилган – кала – памятник культуры древнего Хорезма IV в до н.э.- IV вв. н.э. -М. 1967.

  5. Гарави М. Оромгох дар густураи фарханги эрони – Тегеран, 1376 / 1997, с.95.

  6. Там же.

  7. Бренд Х. Макобир (Мавзолеи). -Тегеран, т.I, 1366 / 1988, с. 21.

  8. Гарави М. Оромгоххо дар густураи.., с. 97.

  9. Якубов Ю. Религия древнего Согда. -Душанбе, 1996, с. 74.

  10. Бренд Х. Макобир.., с. 23.

  11. Бренд Х. Макобир, с. 98-99.


Аз таърихи пайдоиш ва ташаккули маЌбараЊо дар Эрон ва Осиёи Миёна

Муаллиф дар ин маќола таърихи рушди фарњанги маќбарасозиро дар Эрону Осиёи Миёна баррасї кардааст.


FROM THE HISTORY OF RISING AND THE DEVELOPMENT OF MAUSOLEMS IN IRAN AND IN MIDDLE ASIA

The article is devoted about the learning of the history of rising of development and proclaiming of mausoleums in Iran and in middle Asia.

  • Душанбе



АВЕСТИЙСКАЯ «АРИАНАМ-ВАЙДЖА» ПО ДАННЫМ «ВИДЕВДАТА» И «МИХР-ЯШТА» (К ВОПРОСУ ЛОКАЛИЗАЦИИ)


Н. Ходжаева

Институт истории, археологии и этнографии АН РТ


Проблема происхождения индоиранских народов или так называемая арийская проблема является объектом дискуссий среди ученых уже не одно столетие. Она была поставлена в 1771 году, когда французский лингвист Анкетиль Дюперрон опубликовал «Авесту» – письменный памятник, отдельные древнейшие части которого относятся ко II тыс. до н. э.,самые поздние – к первым векам нашей эры. В этом письменном памятнике сохранились сведения по истории, культуре и мифологии иранских народов. «Авеста» дошла до нас как собрание священных текстов зороастризма – религии, которую исповедовали древние иранские народы.

Английский лингвист Виллем Джонс, изучая древнеиндийские тексты, впервые обратил внимание на слово ārya- («арий»). Ученый предположил, что ārya- это самоназвание всех индоиранцев и означает «человек этого народа», «хозяин», «благородный»[1]. Известно, что слово ārya- неоднократно упоминается в древнеиндийских ведических источниках, особенно, в памятнике конца XII в. до н. э., «Ригведе», религиозных гимнах и песнопениях, исполнявшихся при жертвоприношениях, при обращениях к богам и в другие торжественные моменты жизни общества. «Ригведа» описывает пять «арийских кланов», которые пришли в Индию с северо-запада. В источнике отмечается, что арийцы (ārya-), в отличие от местного населения, имеют светлую кожу[2]. В «Авесте» это слово пишется как airya-, которыми назывались народы, населявшие Центральную Азию и Иранское плато, что послужило поводом исследователям назвать их индоиранцами. Обратим внимание, что от родительного падежа множественного числа этого слова образовалось современное название Иран (Īrān). В соответствии с этим употреблением термин «арийский» используется как общее название этих народов и языков, в результате чего появилось словосочетание индоиранцы[3].

Индоиранцы по занимаемой ими территории и языку на три группы.

I. Древние племена дардов и нуристанцев, обитающие в горах Гиндукуша и в верховьях реки Инд.

II. Население большей части Индийского субконтинента, предками которого были индоарии – создатели «Ригведы» и «Махабхараты». К этой группе относятся и хурриты, жившие в государстве Митанни на севере Мессопотамии.

III. Иранцы, которые делятся на западных иранцев – это персы, заселявшие в середине I тыс. до н. э. земли Ахеменидской державы, территория которой простиралась от Египта до Индии; восточно-иранские народы, к которым относятся хорезмийцы, согдийцы, бактрийцы и арейцы, заселявшие в древности земледельческий юг Средней Азии, Афганистана и Белуджистана. К этой ветви также относят племена, которые в древности кочевали в евразийских степях. В персидских источниках их именуют саками, а в античных–скифами. Их потомками являются современные осетины, проживающие на Кавказе[4].

Что касается языков, на которых говорили индоиранцы (арийцы), то они относятся к индоевропейской группе языков. В настоящее время разработана их типологическая классификация. Известно, что если два или более языка проявляют черты закономерного сходства в своем грамматическом построении и основном лексическом ядре, то это значит, что они генетически родственны и происходят из одного общего источника, то есть одного общего языка, называемого языком-основой или праязыком.

Поскольку таджикский, персидский, афганский, осетинский, белуджский, курдский, памирские, авестийский, древнеперсидский и некоторые другие живые и мертвые языки проявляют черты такого закономерного сходства в своем грамматическом строе и основном лексическом ядре, следует признать, что все эти языки генетически родственны и восходят к одному общему источнику. Общность этих языков и их генетическое родство являются основанием для объединения их в одну группу или семью иранских языков.

Как и в древности, современные индоиранские языки делятся на три группы.

I. Дардский и нуристанский, на котором говорят дарды и нуристанцы, проживающие в северном Афганистане, Пакистане и Индии[5].

II. Индоарийский, на основе которого сложились современные языки северной и центральной Индии: хинди, урду, бенгали, пенджаби, гуджарати и др. К этой же группе относится и язык цыган, который пришел в Восточную Европу в средние века из Индии и распространился по всему миру[6].

III. Иранские языки, которые делятся на две группы: западную и восточную, каждая из которых делится на северную и южную[7]. К северо-западной подгруппе относятся древние мидийский и парфянский языки. К современной северо-западной подгруппе относятся языки курдов, проживающих в Иране, Ираке, Сирии, Турции и России; гилян, мазандаранцев, луров, жителей Ирана и белуджей, живущих в Иране, Пакистане, Афганистане и на юге Средней Азии.

К юго-западной подгруппе относится древнеперсидский язык. На этом языке говорили в государстве Ахеменидов. Древнеперсидский язык стал основой формирования среднеперсидского, на базе которого сфомировались современные: персидский - государственный язык Ирана, таджикский - государственный язык Таджикистана и язык фарси кабули (дари) – литературный язык Афганистана.

К северо-восточной подгруппе относится скифский язык, на котором в VII-IV вв. говорили степные ираноязычные народы, обитавшие в Северном Причерноморье и на севере Средней Азии. Потомком этого языка является осетинский язык, на котором говорят в Северной Осетии в России и Южной Осетии в Грузии.

К этой же подгруппе относятся мертвые согдийский и хорезмский языки. На согдийском языке говорили в Согде (долина и верховья реки Заравшон). Одним из диалектов согдийского языка является ягнобский. На нем до сих пор говорят в долине реки Ягноб в Таджикистане[8]. На хорезмском языке говорили в Хорезме (низовья Аму-Дарьи).

К юго-восточной подгруппе иранских языков принадлежит мертвый бактрийский, на котором говорили в северной и южной Бактрии (земли, расположенные по обе стороны среднего течения Аму-Дарьи). В настоящее время бактрийский язык близок к пушту, на котором говорят в Афганистане и некоторой части Пакистана.

К иранской группе языков относятся современные памирские языки, на которых говорят в Таджикистане (Горно-Бадахшанская автономная область), в горных районах северного Афганистана и в Гиндукуше. Их относят к восточно-иранским языкам, на которых говорят шугнанцы, рушанцы, бартангцы, орошорцы, сарыкольцы, язгулемцы, ишкашимцы, ваханцы и др.[9]

Классификация индоиранских языков показывает, что в древности индоиранцы (арийцы) заселяли обширную территорию Евразийского континента. Лингвистическая близость индоиранских языков свидетельствует о генетической связи предков современных иранских народов. И в связи с этим вновь возникает вопрос об их прародине.

Проблема происхождения индоиранских народов тесно связана с темой локализации авестийской «Арианам-Вайджа» (airyanəm vaējō- или vaējah-) /авест. «Арийский простор»; среднеперс. «Эранвеж» (Ērān-vēž) – «Иранский простор»/ – прародины иранцев. Решение данного вопроса – это ключ к решению арийской проблемы.

«Арианам-Вайджа» неоднократно упоминается в «Авесте» («Видевдат»: 1.1-2; 2.20-21. «Ясна»: 9.14. «Яшт»: 1.21; 5.17, 104; 17.45) и позднезороастрийских источниках, написанных на пехлевийском (среднеперсидском) языке («Дадестан-и меног-и храд»: XXXIX. 48, 71. «Бундахишн» XII. 43; XIV. 49; XX. 11, 13; XXXII. 71)[10].

Проведя этимологический разбор словосочетания «Арианам-Вайджа» Э. Бенвенист приходит к заключению, что в выражении аiryanəm vaējah- первое означает aryеn (iraniеn)[11], т.е. арийский. Что касается второго, то морфологически vaijah- заимствовано из vaig – «размахивать», «бросать». Среди ученых признана форма vaēγəm vaējō – «бряцать оружием» («Яшт» 19.92), vaēγа – «пустить стрелу» («Яшт» 10.69, 98)[12]. Для того, чтобы правильно определить значение термина vaējah-, ученый справедливо замечает необходимость обращения к другому выражению, имеющегося в «Авесте». В данном случае это airyanəm vaējō vaηhuyā dāityayā – «арийский вайджа благой Датии» («Вендидад» 1.2; 2.20; «Яшт» 5.17, 104; 15.2). В интерпретации этого выражения Э. Бенвенист видит разгадку значения термина vaējah-. Так, определение названия реки Датия, ср. род vaējah-, жен. род vaignā- продолжает развиваться в идее «воды текут». В связи с этим указанное в «Авесте» выражение airyanəm vaējō vaηhuyā dāityayā– означает «иранский простор благой Датии», которая, следует заметить, его омывает. Кратко данное выражение будет выглядеть так: airyanam vaējah-, Ērān-vēž «простор, страна арийцев»[13].

Вопрос локализации «Арианам-Вайджа» – родины индоиранских народов пока еще не получил своего окончательного решения. Существует много различных и, в основном, противоположных точек зрения[14]. Несмотря на их разнообразие, данная проблема до сих пор остается нерешенной. Предлагаем свое видение данной проблемы и начнем с того, что еще раз вернемся к текстам «Авесты», где в «Михр-яште» говорится:

«Мы почитаем Митру…

Который самым первым

Из всех небес небесных

Над Харою восходит

Перед бессмертным Солнцем,

Чьи лошади быстры,

И первым достигает

Прекрасных золотистых

Вершин, откуда видит

Он весь арийцев край,

Где храбрые владыки

Сбираются на битвы;

Где на горах высоких,

Пасется скот привольно;

Где на озерах волны

Вздымаются глубоких

И где рек судоходных

Широкие потоки

Стремят свое теченье

И к Ишкате Парутской,

И к Мерву, что в Харойве,

И к Гаве в Согдиане,

Или текут в Хорезм».

(«Яшт» 10. 12-14)[15]

Известно, что Митра, один из главных богов авестийского пантеона, древних иранцев обитает на горах Хара Березаити. Это единственные горы, которые неоднократно упоминаются в «Авесте», и с которыми связано много исторических событий, описываемых в источнике. По поводу локализации гор Хара Березаити существует много точек зрения[16]. На наш взгляд более объективной является их отождествление с Тянь-Шань–Памирско–Гиндукушской горной системой[17]. В данном случае Митра отождествляется с Солнцем, которое, как правило, восходит на востоке. Если Митра обитает на горах Хара Березаити и с востока обозревает арийцев край, то из приведенных стихов ясно, что автор источника описывает один обширный регион, где находятся горы Хара Березаити, откуда Митра взирает на все стороны света. Перечисленные в стихе страны локализуются исследователями на современной территории Центральной Азии[18], а именно: Мерв в оазисе Мары (Туркменистан), Харойва в долине реки Герируд в районе современного Герата (Афганистан), Гава в Согдиане - это часть Согда, в который входят долины Заравшона и Кашкадарьи (Северный Таджикистан, Восточный и Центральный Узбекистан), Хорезм в низовье Амударьи (Западный Узбекистан и Северный Туркменистан). В этом же стихе говорится и о каршваре прекрасном, зовущемся Хванирата, на который взирает Митра. Предположим, что все перечисленные страны являются составной частью Хванираты, то этой территорией должна быть Центральная Азия, на это указывает еще один фрагмент из «Авесты»:

«Мы почитаем Митру…

Он правит колесницей

С высокими колесами

Небесной, пролетая

Со стороны восточной

Над каршваром прекрасным

И светлым – Хванирата…»

(«Яшт» 10.67)

Действительно, эти стихи описывают восточную, по отношению к Хванирате обитель Митры.

Если взглянуть на список стран, перечисленных в «Видевдате» (1.1) или так называемая «Географическая поэма», то и здесь все перечисленные страны локализуются на территории современной Центральной Азии. Порядок перечисления стран идет следующим образом: Арианам-Вайджа, о локализации которой говорится в данной статье, Гава Согдийская локализуется в современном Северном Таджикистане, Восточном и Центральном Узбекистане, Моуру – это современный оазис Мары в Туркменистане, Бахди- территория современного Южного Таджикистана и Северного Афганистана, Нисайа по мнению большинства исследователей отождествляется с Нисой – столицей Парфии, Харойва – это современный район Герата в Афганистане, Вэкерта – возможно это область современного Кабула, Урва – предположительно находится в районе Туса в Хорасане или одна из областей в Исфагане (Иран), Вахркана локализуется на юго-востоке Каспийского моря, Харахвати – это район современного Кандагара, Хаэтумант – область в долине реки Хильменд (Афганистан), Рага – предположительно это местность близ Тегерана (Иран), Чахра – предположительно это местность в Хорасане (Иран), Варна – предположительно это юго-западная прикаспийская область или современный Керман (Иран), Хапта-Хинду – область в долине Инда, возможно, Пенджаб[19]. На локализацию местности «у истоков Ранхи», у автора статьи есть своя точка зрения. Так, река Ранха нами отождествляется с рекой Сырдарья[20], исток которой находится в отрогах Южного Тянь-Шаня / хребет Терской Алатоо/ (Восточный Кыргызстан). Следовательно, местность «у истоков Рангхи» находится в этом районе.

В «Михр-яште» есть строки:

«Кем будет он доволен,

Тому поможет Митра,

Чьи пастбища просторны,

А кем рассержен будет,

У тех разрушит Митра,

Чьи пастбища просторны,

И домы, и селенья.

И область, и страну,

И совокупность стран»

Обратим внимание на последние слова «и область, и страну, и совокупность стран». Известно, что страна состоит из областей, а какой-либо союз состоит из стран. Выражение из этого стиха является наглядным примером такой схемы. Предположим, что «совокупностью стран» являются области, указанные в «Видевдате» и «Михр-Яште», тогда совокупностью стран должна быть «Арианам-Вайджа».

Итак, мы видим, что перечисленные страны «Географической поэмы» находятся на территории Центральной Азии.

Вернемся к стихам из «Михр-яшта», где говорится о «судоходных реках, стремящих свое течение» к странам, которые локализуются на территории Центральной Азии.

В одной из своих работ автор статьи предложил обратиться к орогидрографической схеме в следующем виде: горы – реки – море, которая, в принципе, и была применена автором «Михр-яшта». Так, согласно этой схеме авестийские реки Ранха и Вахви-Датия берут начало в горах Хара Березаити и впадают в море Ворукаша. Именно в такой последовательности данная схема может накладываться только на географическую карту современной Центральной Азии: горная система Тянь-Шань – Памир – Гиндукуш – реки Амударья и Сырдарья – Аральское море[21]. Это значит, что упомянутые в стихах «судоходные реки» текут по «арийскому краю», т.е. по Центральной Азии.

Что касается выражения «Арианам-Вайджа у Датии Благой», которое упоминается в «Авесте» несколько раз («Видевдат» 1.2; 2.20; «Яшт» 5.17, 104; 15.2), то здесь тоже говорится о земле «арийцев», омываемой рекой Вахви-Датия, которая бесспорно отождествляется с Амударьей[22]. Это еще один факт в пользу отождествления авестийской «Арианам-Вайджа» с территорией современной Центральной Азии.

В «Замйад-яште» (19.1-6, 66-67) упоминаются горы, реки, моря и озера «арийского простора». Автор статьи провел классификацию авестийских географических названий, из которой следует, что в основном авестийские горы расположены в Афганистане, Таджикистане и частично в Восточном Узбекистане, Южном Кыргызстане и Восточном Иране. Реки, перечисленные в «Замйад-яште» находятся в Западном Афганистане (Систан). Что касается морей и озер, то они находятся в Афганистане и в районе Аральского моря[23]. Итак, мы видим, что географическая среда обитания, описываемая в «Авесте» также охватывает территорию Центральной Азии.

Время сложения «Михр-яшта» – VI в. до н. э., а «Видевдата» – первые века до н. э. – начало нашей эры[24]. Несмотря на разницу в 500 лет, и «Михр-яшт», и «Видевдат» упоминают одни и те же страны. Исследователи утверждают, что в «Михр-яште» не упоминается «Арьянам-Вайджа». Если мы внимательно прочитаем стихи 12-13, где говорится:

«Мы почитаем Митру…

Который самым первым

Из всех божеств небесных

Над Харою восходит…

И первым достигает

Прекрасных золотистых

Вершин, откуда видит

Он весь арийский край».

То мы видим, что здесь говорится об «арийском крае», а перечисление стран идет не сразу, а в конце стиха 14:

«… И где рек судоходных

Широкие потоки

Стремят свое теченье

И к Ишкате Парутской,

И к Мерву, что в Харойве,

И к Гаве в Согдиане,

Или текут в Хорезм».

Напрашивается вывод о том, что и в «Михр-яште» «Арьянам-Вайджа» или «арийский край» в списке стран стоит под номером один. Особо следует обратить внимание на сочетание «весь арийцев край», в котором и помещаются все перечисленные страны, о которых мы говорили выше.

Необходимо отметить, что перенос реальных и мифических объектов довольно часто встречается в текстах «Авесты», связанных с географической номенклатурой. Как отмечает М. Бойс, у иранских племен существовала тенденция переносить географические названия по мере передвижения их с одного места на другое[25]. Возможно, что при переселении иранских племен на территорию Центральной Азии они перенесли названия многих реальных географических объектов, особенно, игравших большую роль в их жизни, в мифологические понятия и названия, которые сложились у них еще в период индоиранской общности, либо на ранних этапах собственного этногенеза. Скорее всего, это касается и «Арианам-Вайджа». Если учесть тот факт, что «Авеста» является многослойным памятником, отдельные части которого создавались в разное время, то разница во времени написания старейших частей «Авесты» – «Гат» (между XI и VI вв. до н. э.) и более поздней – «Младшей Авестой» – «Яшты» (между VI в. до н. э. и IV в. н. э.)[26] составит несколько столетий. Здесь для нас важен тот факт, что «Авеста» отразила устную традицию древних иранцев, которая насчитывает несколько столетий, а может быть, и тысячелетий. Предположим, что древние иранцы уже во втором тысячелетии до н. э. заселили территорию Центральной Азии, а значит и перенесли многие географические названия. Следовательно, в этот период истории иранских народов «Арианам-Вайджей» была территория Центральной Азии.

Известный ученый, специалист по «Авесте» П. Скэрво, приходит к заключению, что «Арианам-Вайджа» – это мифическая Родина иранцев, которая меняла свое месторасположение по мере их передвижения с одной территории на другую[27]. Вопреки мнению П. Скэрво автор считает, что «Арианам-Вайджа» не мифическая Родина арийцев, а реально существующая территория их обитания.

Само понятие «Арианам-Вайджа», т. е. арийский простор уже говорит о том, что это не могут быть только горы, как это считают немецкий географ К. Риттер[28], английский ученый М. Миллер[29] и таджикский историк А Шохуморов[30]. Большинство исследователей считают «Арьянам-Вайджа» родиной индоиранцев. На наш взгляд по мере расселения индоиранцев, «Арьянам-Вайджа» нужно рассматривать не как родину, а как место их обитания на определенном отрезке времени. Вот почему существует разница между первоначальной «Арианам-Вайджа», т.е. действительно родиной арийских племен и той, которая упоминается в «Авесте».

В конце прошлого столетия исследователь И.В. Пьянков сделал попытку отделить авестийских арьев от древнейших предков – протоиранских арьев[31]. Ученый считает, что «Арьянам-Вайджа» – прародина только авестийских арьев, а Хванирата – прародина общеиранская или протоиранских арьев, располагавшаяся в степных просторах между Волгой и Амударьей[32]. В данном случае необходимо уточнить название слова «арья». «Арья» (arí, arya, aryaman, ārya) – это общее название иранских племен. К этимологическому значению этого слова ученые обращались не один раз. Так, известный лингвист П. Тиме проанализировав ведийское слово arí, приходит к выводу, что термины arya, aryaman и ārya являются его производными и имеют одно общее значение «чужак», «пришелец», «иноземец» «завоеватель»[33]. Данную точку зрения поддерживает М. Майргофер[34]. В.И. Абаев, проанализировав осетинское слово *œlon (œсœgœlon «чужой»), приходит к такому же заключению[35]. Мы уже отмечали другое значение этого слова как «знатный», «благородный» и «свободный»[36].

Известный французский ученый Ж.Дюмезиль, размышляя об интерпретации П.Тиме терминов arí, aryaman, arya, ārya aryā, вновь проводит лингвистический анализ «Ригведы». Он приходит к выводу, что эти слова связаны с родовым понятием. Каждое из этих слов имеет свое значение внутри арийской общины. Так, исследователь пишет: «Лингвистических колебаний нет: каково бы ни было значение второго производного ārya, именно arya, первое производное от arí , должно означать собственно “принадлежащий к арийскому миру”, и действительно» в Авесте это значение передается словом airya, эквивалентом не ārya, но arya, и это та же форма с кратким гласным, которая дала Ir, Iron, этническое название части кавказцев – осетин…»[37]. Известный французский авестолог Ж. Келленз поддерживает П. Тиме, считая и авестийских и ведических арийцев иранскими племенами[38].

Древнейшие части «Авесты» – «Яшты» и «Гаты» показывают общество, описываемое в «Авесте» как оседлых скотоводов и земледельцев с имущественным и социальным расслоением и выделением военной аристократии и жречества. В «Михр-яште» неоднократно говорится о «просторных пастбищах», где пасется «скот привольно» (10. 3-4, 6-7, 9, 14, 38-43, 46, 48, , 52, 78, , 87, 91, 93-94, 98, 120, 122, 128-132, 135, 139, 145-146), а в «Ардвисур-яште» или «Абам-яште» упоминаются многочисленные жертвы «сотней жеребцами, тысячу коровами и мириад овцами» (5. 21, 25, 29, 33, 37, 41, 45, 49, 57, 68, 72, 81, 108, 112, 116), что указывает на преобладание в хозяйстве арийских племен, описанных в «Авесте» скотоводства. Известно, что в этом типе хозяйства происходит интенсивный процесс имущественной дифференциации. Поэтому основной задачей для скотоводов становится охрана стад и выпас скота. Для нужд интенсивно растущего кочевого скотоводства постоянно требовалось расширение и завоевание новых пастбищ. Следовательно, арийцы – это социальная прослойка (военные всадники и члены их семей), которая сформировалась в среде скотоводов. Из всего этого и из значения слова «арья» (во мн. ч. «арьи») как «чужак», «пришелец», «иноземец» «завоеватель» можно заключить, что арийские племена постоянно перемещались. Этот вывод подтверждают исследования А. Парполы, который проанализировал «Ригведу», «Авесту» и археологический материал с территории евразийских степей и Индостана[39]. Ученый отмечает, что в «Ригведе» арийские племена показаны именно как завоеватели.

В «Авесте» упоминаются страны, народы (согдийцы, бактрийцы, маргианцы, хорезмийцы, парфяне и сакские племена) которых говорили на древнеиранских языках. С исторической точки зрения «авестийский» язык является одним из диалектов древнеиранского языка. Уже в первой половине I тыс. до н. э. этот язык становится мертвым и используется иранскими народами исключительно для богослужений, т.е. он становится религиозным. Как в наше время католическое духовенство использует для богослужений латынь, так и зороастрийские священнослужители используют «авестийский» язык[40]. Если мы предположим, что он возник на территории евразийских степей, то вполне вероятно, что перечисленные народности могли его использовать исключительно для богослужений. Выше говорилось о странах, перечисленных в «Видевдате» и «Михр-яште». Мы определили, что все эти страны являются арийскими, а это значит, что «Арианам-Вайджа» является составной частью Хванираты. Напрашивается мысль о том, что Хванирата не может быть общеиранской родиной, так как она находится тоже на территории Центральной Азии. В данном случае уместно поговорить не об арьях, а о землях их обитания в определенный исторический период, т.е. об «Арианам-Вайджа». В связи с этим предлагаем отделить первоначальную «Арианам-Вайджа» или родину арийских племен от авестийской, т.е. место их обитания в период сложения «Авесты»[41].

Что касается авестийской «Арианам-Вайджа», обратимся к естественным границам, выраженным горами и реками. Известно, что в древности моря, озера, реки и высокие горы были естественными границами различных государственных образований. Сведения о горах Хара Березаити или Тянь-Шань – Памир – Гиндукуше имеются во многих частях «Авесты», начиная от «Гат» и заканчивая «Яштами», т.е. между XI в. до н. э и IV в. н. э. В данном случае горы Хара Березаити являются наглядным примером естественной границы «Арианам-Вайджа» с востока. Обратимся к этимологии слова Памир. Так, известный российский лингвист Д. И. Эдельман обращаясь к значению слова Памир приходит к следующему заключению: «более перспективным является такой вариант, где вторая часть (Мехр) возводится к индоевропейскому Мор-и – mori и трактуется как «граница», «пограничная область»[42]. Если взять за основу данную трактовку значения слова Памир, как граница, то горы Хара Березаити, которые отождествлены нами с Тянь-Шань–Памиро–Гиндукушской горной системой, являются восточной границей «Арианам-Вайджа».

Анализ «Видевдата», «Михр-яшта» и «Замйад-яшта» «Авесты» показал, что в период сложения «Авесты» древнеиранские племена уже заселили Центральную Азию и, следовательно, «Арианам-Вайджа» в это время находилась на её территории.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   60

Похожие:

Маљаллаи илмї iconМаљаллаи илмї
М. Н., Бобоев Т. Б., Юсупов З. Н., Сафаров Љ. Х., Устоев М. Б., Уроќов Д. У., Мањмадов А. Н.,Холиќов К. Н., Кабиров Ш
Маљаллаи илмї iconМаљаллаи илмї
М. Н., Бобоев Т. Б., Юсупов З. Н., Сафаров Љ. Х., Устоев М. Б., Уроќов Д. У., Мањмадов А. Н., Холиќов К. Н., Кабиров Ш
Маљаллаи илмї iconМаљаллаи илмї
Бобоев Т. Б., Юсупов З. Н., Сафаров Љ. Х., Мањмадов А. Н., Устоев М. Б., Уроќов Д. У., Холиќов К. Н., Кабиров Ш
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница