Центр системных региональных исследований




Скачать 23.51 Kb.
НазваниеЦентр системных региональных исследований
страница1/13
Дата03.02.2016
Размер23.51 Kb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


ЦЕНТР СИСТЕМНЫХ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН


ЮЖНОРОССИЙСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ


ВЫПУСК 66


И.П. ДОБАЕВ


ТЕРРОРИЗМ И АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ НА ЮГЕ РОССИИ


Учебное пособие


МОСКВА - РОСТОВ-НА-ДОНУ


Социально-гуманитарные знания


2011

ББК 66. 3(2Рос)3_________

Д 55


Рецензенты:


_Акаев В.Х., доктор философских наук, профессор

Черноус В.В., кандидат политических наук, профессор




Д

55

Добаев И.П. Терроризм и антитеррористическая деятельность на Юге России. – Москва - Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания, 2011. – _ с.



Учебное пособие посвящено актуальным проблемам современного терроризма и вопросам совершенствования антитеррористической деятельности на Юге России.

Адресуется ученым-исламоведам, востоковедам, кавказоведам, регионоведам, государственным служащим.


ISBN 978-5-91604-003-6


© ЦСРИиП ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН


© Добаев И.П., 2011


Оглавление











Введение………………………………………………………………………...

4













Глава 1. Современный терроризм: социально-политическое явление эпохи глобализации………………………………………………..………...










1.1. Терроризм: сущность, идеология, политическая практика………... ….




1.2. Радикальный исламизм как идеология религиозно-политического экстремизма и терроризма……………………………….. …….……….




1.3. Современное террористическое движение на Юге России……………




1.4. Опыт противодействия терроризму в мире и в России………………..





Глава 2. Общегосударственная система противодействия терроризму в России ……………………………………………………….










2.1. Общегосударственная система противодействия терроризму в РФ….




2.2. Внутренние конфликтогенные факторы подпитки терроризма на Юге России………………………………. …………………………………...




2.3. Терроризм и геополитика на Юге России………………………………




2.4. Стратегии совершенствования общегосударственной системы противодействия терроризму в Российской Федерации………………





Глава 3. Национальная система противодействия международному терроризму.……………..………………………………………………










3.1. Развитие национальной системы противодействия терроризму в России…. ……………………………………………………….




3.2. Основные направления борьбы с радикальным исламистским движением в идеологической сфере: мировой опыт…………………




3.3. Международное сотрудничество в борьбе с финансированием терроризма………………………………………………………………




3.4. Методика оценки динамики террористических угроз и намерений: международный опыт………………………………………………….






Глава 4. Информационное обеспечение противодействия терроризму..










4.1. Информационные войны: теория и практика………………………….

1

4.2. «Цветные революции» в контексте теории и практики информационных войн……………………………………………… 2




4.3. Неправительственные религиозно-политические организации в информационных войнах на Юге России: геополитический аспект 3




4.4. Стратегии информационного обеспечения противодействия терроризму на Юге России………………………………………… 4
















Заключение……………………………………………………………….


Глоссарий…………………………………………………………………


Список использованных источников и литературы………………..



































Введение


Современный терроризм выделяется по многим своим характеристикам от терроризма прошлых эпох. Его отличительными чертами стали, прежде всего, цели и задачи, сформулированные в соответствующих доктринах некоторыми лидерами экстремистских религиозно-политических партий, движений и группировок. Если учесть такую особенность нынешнего этапа развития терроризма, как тотальное включение в его идеологические доктрины радикального исламистского компонента, то конечная цель радикалов носит поистине глобальный характер, и заключается в исламизации всего мира, или, как минимум, воссоздании исламского государства – Халифата – на обширных территориях проживания мусульман.

Разумеется, такие планы находят противодействие не только со стороны немусульман, но и собственно мусульман, которые не желают возвращения в мир средневековья. Поэтому для реализации своих глобальных намерений радикальные исламисты основательно разработали два главных идеологических конструкта – такфир (обвинение в неверии) и джихад (священная война за веру), понимаемый исламистами как борьба с «врагами ислама» до окончательной победы. При этом под «врагами ислама» понимаются не только все неверные, но и те мусульмане, которые не разделяют целей радикальных исламистов (т.н. «отступники» и «лицемеры»). В свою очередь, джихад, в отрыве от мусульманской ортодоксии, трактуется как вооруженная (газават) и даже наступательная борьба с «врагами».

В 1990-х эта борьба, которую провозгласили ведущие экстремистские группировки исламистов, создавшие в 1998 г. в Кандагаре (Афганистан) т.н. «Международный фронт джихада» (МФД), осуществлялась практически открыто, фронтально, а исламисты превратили Афганистан в свою опорную базу. После 11 сентября 2001 г. началась международная антитеррористическая кампания, в результате чего основные силы исламистов были сломлены, а их остатки перешли исключительно к диверсионно-террористической стадии ведения боевых действий.

В этот же период времени аналогичный процесс фиксировался и в северокавказском регионе России, где фронтальные группировки «моджахедов» по тем же причинам трансформировались в сетевые структуры террористов. Одновременно начал развиваться процесс «растекания джихада» по всему Северному Кавказу, а основной центр борьбы сместился в города и населенные пункты. В 2007 г. очередным лидером сепаратистов Д. Умаровым было провозглашено создание «исламского государства» - т.н. «Имарата Кавказ» и его боевого крыла – т.н. «северокавказского фронта», включивших в свои рамки все территории республик региона, и заявивших свои претензии на ряд других территорий Российской Федерации.

Антитеррористическая борьба в России прошла ряд этапов. Знаковым явился 2006 г., именно тогда сложилась современная общегосударственная система противодействия терроризму, которую возглавил Национальный антитеррористический комитет, а в субъектах РФ были созданы соответствующие антитеррористические структуры. В России последовательно совершенствуется антитеррористическое законодательство, укрепляются силовые структуры и спецслужбы, ведется борьба с выявлением и пресечением каналов финансовой подпитки терроризма, отрабатываются способы противодействия идеологии экстремистов. Иначе говоря, поскольку современный терроризм постоянно изменяется, принимая порой самые неожиданные формы, то и общегосударственная система противодействия терроризму должна неукоснительно совершенствоваться, работать на опережение.

Однако события последних лет свидетельствуют, что сделанного недостаточно, а к современному терроризму следует подходить не как к обычному уголовному преступлению, но как к сложному и многомерному социально-политическому явлению, детерминируемому многими внутренними конфликтогенными факторами и паразитирующему на них негативному внешнему влиянию. Безусловно, такой подход требует задействования всех ресурсов государства и российского общества, но, как представляется, он верен и перспективен.


Глава I. Современный терроризм:

социально-политическое явление эпохи глобализации


    1. Современный терроризм:

сущность, идеология, политическая практика


Вышедший в конце ХХ в. на мировую арену качественно новый, неизвестный ранее транснациональный терроризм, зачастую имеющий исламистскую окраску, безусловно, был предопределен процессами глобализации и установления нового мирового порядка. Курс на однополярную глобализацию, осуществляемый в интересах Запада, прежде всего США, является явной угрозой гармоничному развитию человечества, традиционных конфессий и национальных культур. Глобализация по-американски разрушает традиционный жизненный уклад, подрывает основы веры, внедряет в общество нормы и штампы, несовместимые с исламскими представлениями о благочестии, негативно влияет на молодое поколение, отрывая его от веры отцов, от нравственных и культурных корней1. Рассматривая ход мирового политического процесса под таким углом зрения, становится очевидным, что современный терроризм представляет собой системный вызов складывающемуся однополярному мироустройству при «глобальном лидерстве США»2.

Неудивительно поэтому, что одной из форм противодействия цивилизационному натиску Запада, оформленному сегодня в «жесткие» и «мягкие» формы войны против других цивилизаций, стало появление и разрастание «нового терроризма» - глобального и транснационального, - с одной стороны, и одновременно регионального и даже локального, - с другой. Образование в своей совокупности мощных разветвленных структур террористов, их активизация, стали причинами разработки аналитиками некоторых государств концепции, отождествляющей терроризм с войной. Так, автор авторитетного информационно-аналитического справочника по негосударственным военизированным системам «Четвертая мировая война» Джангир Арас предложил следующее определение данного феномена: «Терроризм – самостоятельная военно-политическая категория, особый вид войны, компонент политической культуры и направление идейного мировоззрения, включающий силовые и иные представляющие угрозу мотивированные действия, проявления и тенденции со стороны организованных структур, действующих вне формата государства»3.

Одновременно следует подчеркнуть, что терроризм представляет собой идеологию (идеологическую доктрину) и основанную на ней политическую практику (так же, как и в случаях с понятиями «радикализм», «экстремизм», «сепаратизм», «национализм» и т.д.). Без идеологической составляющей, без наличия определенного интереса (политического, экономического и т.д.), терроризм уже не был бы терроризмом, превратившись в заурядное уголовно-криминальное действие4. Причем идеологическая составляющая терроризма носит именно террористический, а не экстремистский или радикальный характер5.

Террористические группировки рождаются и функционируют вне поля правового регулирования и способны пронизывать все общество. Они могут развиваться и функционировать в любой – нейтральной, дружественной или враждебной – среде и создавать свою инфраструктуру на транстерриториальной основе, опираясь на современные коммуникативные технологии, легальные и нелегальные методы мобилизации и использования людских ресурсов. Они накрепко спаяны общей идеологией, какую бы окраску она не принимала (яркий пример – человеконенавистническая идеология радикального исламизма, которая делит мир на «своих – единобожников» и «чужих – врагов ислама» - И.Д.), что снимает проблему оправдания человеческих жертв, способствует жесткости внутренней организации и повышению уровня ее конспиративности.

Сегодня терроризм следует рассматривать в контексте общемировых политических реалий. Нынешний мир таков, что, миновав открытое военное противостояние и «холодную войну», международное «сосуществование» входит в новую эпоху – эпоху информационных, или даже сетевых войн. Действительно, «новый терроризм» отличается от прежних форм терроризма не только идеологически, но и организационно, поскольку напрямую связан с концепцией т.н. «сетевой войны», впервые выдвинутой в 1996 г. сотрудниками RAND Corporation Джоном Аквиллой и Дэвидом Ронфельтом6.

Практически изначально концепция «сетевой войны» подразумевала решающую роль информации в будущих военных конфликтах, а ключом к успеху считалось достижение информационного превосходства. В таком контексте «сетевая война» подразумевает создание децентрализованной сети «информационно оснащенных бойцов», способных обеспечить решительную бескровную победу путем направленного уничтожения ключевых «нервных центров» - систем управления противника7.

Несколько позже эти же авторы развили идею построения вооруженных сил на сетевой основе в концепции «роения» (swarming). Под ним понимают внешне аморфные, но тщательно структурированные и скоординированные действия разнородных сил с различных направлений и на всю глубину территории противника8. Такие действия, по мнению разработчиков концепции, будут наиболее эффективными в случае скоординированного взаимодействия множества мелких самостоятельных маневренных подразделений.

Однако военные достижения в области «сетевой войны» были быстро усвоены современными террористическими организациями и группировками (многие из них, в частности «Аль-Каида», «Талибан» и др. возникли при содействии спецслужб США и дружественных им государств). Ряд террористических организаций, усвоив последние военные достижения в области «сетевой войны», начали строить свои организационные структуры по типу «паучьей сети», обладающей повышенной устойчивостью к внешним воздействиям и гибкостью, от стратегии фронтальных сражений перешли к террористической тактике «пчелиного роя». При этом элементами сетевых структур становятся как самостоятельные группы, так и отдельные индивидуумы. Они могут объединяться для выполнения конкретных задач и временно прерывать свою деятельность после их выполнения, не подвергая опасности существование всей сети.

Стратегия деятельности этих организаций базируется на принципах, сформулированных в свое время одним из лидеров египетской «Джихад ислами» и «Аль-Каиды» - Айманом аз-Завахири, который обозначил их следующим образом: необходимо создавать небольшие группы, которые наиболее пригодны в борьбе против врага; как одно из самых эффективных орудий следует использовать «готовность моджахедов к самопожертвованию»; каждый регион и страна требует выработки адекватной стратегии ведения джихада9.

Каждая группа, партия, структура современного террористического движения предельно автономна и нередко даже атомизирована. Члены ячейки, состоящей из трех-пяти человек, знают только своего руководителя, который, в свою очередь, знаком только лишь с непосредственным руководителем. Очень часто группировка, партия представляют собой сложное «многопрофильное» объединение, в которое входят политическое, экономическое (финансовое) звенья и подразделение «прямого действия», иначе говоря, непосредственные исполнители терактов. Его состав непостоянен10. Наличие в террористической группировке собственной финансовой составляющей снижает ее зависимость от внешнего спонсора. Это, например, ослабляет их зависимость от государств-спонсоров, в частности от Саудовской Аравии, что делает действия террористов еще более непредсказуемыми. Этим директор американского ФБР Роберт С. Мюллер объясняет, в частности, высокую мобильность и адаптивность «Аль-Каиды» (а, следовательно, всей террористической сети)11.

В результате управленческая пирамида нынешних террористических организаций становится все более сглаженной, входящие в нее отдельные группы могут действовать почти автономно и даже существовать раздельно. Например, структура «Аль-Каиды» в настоящее время состоит из ряда слабосвязанных друг с другом субъектов действия. Сегодня «Аль-Каида» - это, скорее всего, родовое название любой исламистской группы, стоящей на антиамериканских позициях. Подобные образования имеются не только в мусульманском мире, но везде, где есть мусульманские общины. Расследование, проведенное ФБР в отношении теракта 11 сентября 2001 г., пришло к выводу, что одной из основных причин успеха террористов стало то, что исполнители терактов до этого были совершенно не известны в мире радикального ислама. Все угонщики никогда не привлекались к уголовной ответственности, не были связаны с политическими партиями, многие происходили из обеспеченных семей. Следствие пришло к выводу, что они действовали небольшой автономной группой и не были связаны с террористами в какой-либо стране12.

В силу слабой иерархической связи в организациях, подобных «Аль-Каиде», им трудно проводить операции стратегического плана с подключением всех имеющихся у террористов сил и средств. Вместе с тем, отсутствие четко выраженного единого центра создает большие сложности и для силовых структур в плане уничтожения всей организации.

Таким образом, основные черты «нового терроризма», нередко прикрывающегося исламом, являющегося продуктом глобализационных процессов и углубившегося социально-экономического расслоения в современном мире, заключаются в следующем13: структурно он не замыкается в рамках одного региона; деятельность отдельных террористических групп организационно предельно децентрализована, однако фиксируется общность идеологических доктрин и целей; террористические структуры, в принципе, в состоянии осуществить акции с применением оружия массового уничтожения и современных технологий, что может привести к последствиям катастрофического характера не только для отдельных государств, но и всего мирового сообщества; отличительной особенностью стала высокая степень адаптации террористических организаций к реалиям современного мира, действующих как строго иерархически, так и с «размытым» управленческим механизмом, наличие структур, организованных по типу «паучьей сети», а также полностью независимых. Его отличительной чертой на данном историческом этапе является также беспрецедентное включение исламистского компонента, особенно в идеологические конструкты многочисленных террористических структур.

Отличием современного терроризма от терроризма прошлых эпох является то, что традиционный терроризм не угрожал обществу как таковому, не затрагивал основ его жизнедеятельности. Современный же высокотехнологичный терроризм способен продуцировать системный кризис в любом государстве с высокоразвитой информационной инфраструктурой.

Вместе с тем, современный сетевой терроризм ни в коем случае не тождественен введенному в оборот в конце ХХ века понятию «международный терроризм», этому явно идеологизированному изобретению американских элит, поставивших цель установление своего господства в постбиполярном мире. Известный принцип англо-саксонской политики «разобщай и властвуй» здесь явно доминирует: устроителям «нового мирового порядка» очень хочется столкнуть в прямом противоборстве представителей других цивилизаций, а самим остаться над схваткой, воспользоваться плодами ослабления своих геополитических противников. Именно такова политика США в исламском вопросе, когда они желают противопоставить Россию «исламскому миру», предоставив ей незавидную роль громоотвода инспирированных ими же исламистских угроз.

Поэтому России не стоит даже на словах поддерживать американскую версию «международного терроризма», однако следует противостоять внешним конфликтогенным факторам развития ситуации в своих регионах, подпитывающим внутренние противоречия и конфликты, запрограммированные в свое время устроителями распада Советского Союза и развала социалистической системы, противопоставив четко выверенную систему мер. Компетентный и научный подход, профессиональная организация прогнозирования, ранняя и своевременная диагностика, научно-технологическая экспертиза, выявление новейших факторов риска, нейтрализация сфер и зон террористической деятельности могут существенно снизить вероятность развертывания информационно ориентированного современного терроризма.


    1. Радикальный исламизм как идеология религиозно-политического экстремизма и терроризма

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Центр системных региональных исследований iconЦентр системных региональных исследований
Солтамурадов М. Д. Суфизм в культуре народов Северо-Восточного Кавказа / Отв ред. И. П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство скнц...
Центр системных региональных исследований iconНовые поступления в библиотеку за ноябрь 2012 г. Аграрная экономика
А. В. Горбатовский [и др.]; Республиканское научное унитарное предприятие "Институт системных исследований в апк нанб". Минск : Институт...
Центр системных региональных исследований iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр социологических исследований
Ключарев Григорий Артурович, Пахомова Елена Ивановна, Трофимова Ирина Николаевна. Молодежь группы риска: от наказания к профилактике....
Центр системных региональных исследований iconРоссийской федерации
Это требует качественных изменений в организации и управлении производством на всех его уровнях. Эффективный управленческий процесс...
Центр системных региональных исследований iconПлан Понятие психолого-педагогического сопровождения. Основные направления психологического сопровождения деятельности педагогов в условиях системных изменений
Психологическое сопровождение деятельности педагогов дошкольного образования в условиях системных изменений
Центр системных региональных исследований iconЮбилей пагуошского движения
Пагуошский комитет продолжает оставаться одной из ведущих научных неправительственных организаций России по вопросам сокращения и...
Центр системных региональных исследований icon"экономика, финансы, менеджмент: проблемы и перспективы развития"
Центр экономических исследований Института фундаментальных исследований приглашает Вас принять участие в работе Международной научно-практической...
Центр системных региональных исследований iconПостановление Правительства Республики Казахстан от 9 августа 2012 года №1036
Об утверждении Правил предоставления инновационных грантов на приобретение технологий, проведение промышленных исследований, поддержку...
Центр системных региональных исследований iconПрограмма учебной дисциплины История и методология международных и региональных исследований History and Methodology of International and Area Studies федерального компонента цикла днм. Ф. 02 по направлению 032300 «Регионоведение»
Рецензенты: к полит наук Елена Борисовна Павлова, к полит наук Татьяна Алексеевна Романова
Центр системных региональных исследований iconПрограмма конференции Конференция проводится при финансовой поддержке: Российского фонда фундаментальных исследований Московского энергетического института ООО «Наука-Сервис-Центр»
Секция VII – Разработка технологий и аппаратов с использованием закрученных потоков
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница