О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и




Скачать 20.64 Kb.
НазваниеО второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и
страница1/3
Дата03.02.2016
Размер20.64 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
Заключение

Во второй четверти XIX в. в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и ее народа. Эту страну в России рисовали как промышленную, торговую и морскую державу, богатую и сильную, со своими старинными учреждениями, свое­образным устоявшимся бытом и своими трудными про­блемами.

Кое-что в этой картине было подмечено правильно: резкие и глубокие социальные контрасты, сосущество­вание огромного богатства и беспросветной нищеты, политические свободы на словах и бесправие народной массы на деле и многое другое. В то же время в ряде, вопросов легко заметить искажения, ошибки и даже прямой вымысел. Ошибочными и искаженными были представления о самых элементарных вещах. Так, богат­ство Англии видели не в том, в чем оно действительно заключалось, т. е. не в фабриках и заводах, не в могу­чих производительных силах, а в обилии золота и звон­кой монеты, которых в Англии было как раз мало. Бур­ное развитие английского капитализма воспринимали как назревание кризиса, предвещавшего близкую ката­строфу. Неверны были и некоторые оценки английской политической системы. За властью аристократии не за­мечали новую реальную силу — буржуазию, которая на деле диктовала свою волю аристократии. Отдельные черты политического строя вызывали недоумение, на­пример как верховная твердая власть мирится с вол­нениями масс и постоянными «смутами», почему не решается применить силу?

Одновременно сложился и образ «типичного» анг­личанина. Его рисовали прежде всего как человека практичного, делового, исполненного энергии. Дело­вая жизнь — его стихия, накопление — страсть. Кое-что здесь было схвачено метко и отражало объективную реальность, было в значительной степени итогом трез-

* 304 *

вого наблюдения. В то же время были и ошибки. Если эти ошибки проникали в представления об экономике и политической жизни, где перед глазами все же име­лись реальные факты, то еще больше их обнаружива­лось в представлениях о народе — его нравах, обычаях, психологии: ведь здесь и факты были сложнее, и наблю­дать их было труднее. Неверным было изображение анг­личанина, как гордого, холодного и самоуверенного «Джона Буля»; в существенных чертах его поведение не отличалось от поведения представителей других наро­дов Европы. Не соответствовало истине мнение о при­рожденном консерватизме англичан, о какой-то их осо­бой «законопослушности» — достаточно вспомнить такое широкое движение, как чартизм. Вымыслом являлись приписывавшиеся англичанам склонность к меланхолии, чудачествам, «сплину». Не выдерживает критики мне­ние о неспособности англичан к искусству, об отсут­ствии у них музыкальных способностей и т. п. Таким, образом, представления об Англии и англичанах — это причудливая смесь правды и фантазии, трезвого наблю­дения и грубых заблуждений.

Впрочем, следует признать, что даже в тех случаях, когда перед нами явный вымысел, при внимательном рассмотрении можно и здесь обнаружить, что какая-то почва для его возникновения все же существовала, убеждение в непрочности английского богатства и бли­зости краха возникло из наблюдения за постоянно чере­дующимися экономическим оживлением и кризисами, из нараставших трудностей сбыта продукции, из гипертро­фированного развития промышленности в ущерб сельско­му хозяйству и города за счет деревни. Явления, связан­ные со стремительным развитием капитализма: всеохва­тывающая власть денег, погоня за «чистоганом», расчетливость, разъедающие человеческие отношения  — все это наводило на мысль о том, что духовная жизнь Англии бедна и вступила в полосу застоя. На страну в целом смотрели как на мир «вещественной цивилиза­ции», глухой к духовным запросам.

Итак, ошибки и искажения явно не случайны и воз­никают под воздействием определенных факторов. Како­вы же они? Почему становится возможным произволь­ное, пристрастное толкование реальных фактов?

Французский исследователь, установив большое ко­личество ошибок и искажений в представлениях наро-

* 305 *

дов друг о друге, меланхолически замечает: «Вообра­жение и память народов приобретают элементы, которые они получают — факт, цифры, понятия,— путем таин­ственной алхимии» *. Если мы хотим понять эту «таин­ственную алхимию» и проникнуть в секрет формирова­ния этнических представлений, нам следует присмот­реться к тому, как фактическая и достоверная информация превращалась в зыбкий образ. Этот вопрос заслуживает особого внимания. Ведь русский образ анг­личанина — это частный случай этнических представле­ний, и, следовательно, изучая процесс его возникнове­ния, мы приближаемся к пониманию того, как вообще формируются этнические представления. Этот процесс мы попытались отобразить в данной книге.

В первой главе мы давали общую характеристику этнических представлений и говорили о том, что вос­приятие жизни другого народа сопряжено с немалыми сложностями, а особенно когда речь идет о выявлении национального характера.

Во главе второй, характеризуя источники, на основа­нии которых строятся представления, мы коснулись тех трудностей, которые подстерегают путешественни­ка в чужой стране: это и недостаточная осведомлен­ность и краткость пребывания, и, что, пожалуй, важнее всего, этноцентризм, который порождая чувство превос­ходства своего над чужим, ограничивает способность наблюдать и видеть. Некоторые исследователи полагают, что для глубокого проникновения в чужую культуру необходимо искреннее желание понять, сочувствие, из­вестная доля симпатии, какого-то чувства сопричастно­сти этой культуре. Сторонний наблюдатель, холодный, равнодушный или заранее настроенный критически, не проникнет дальше поверхностного слоя явлений2.

1 Reboul P. Le myth anglais dans la litterature francaise sous la
Restauration. Lille, 1962, p. 449.

2 Useem J. and R. H. Western Educated Man in India. N. Y., 1956,
p. 137. Пример нежелания или неспособности вникнуть в чужое
можно найти в книге: Васильева Л. Альбион и тайна времени.
М., 1978. Автор, долго находившийся в Англии, признается, что
многое в быте англичан осталось для него непонятным, в частно­
сти английский обед, столь непохожий на обильное русское за­
столье. Как пишет Л. Васильева, ей «захотелось домой в свой яс­
ный, простой, непретенциозный и, как я только теперь понимала,
поистине не мещанский мир», где можно, по ее словам, «вдосталь

* 306 *

Учитывая объективные и субъективные трудности, стоящие перед путешественником, который хочет рас­сказать о своих наблюдениях, мы легко поймем, поче­му впечатления, которые русские визитеры выносили из своего пребывания в Англии, должны были сильно от­личаться от того, что было на самом деле.

В главе третьей показано, что информация об Анг­лии носила избирательный характер: одни факты анг­лийской действительности привлекали к себе в России постоянное внимание, другие оставались в тени и не попадали в поле зрения. Естественно, что и освещение, оценки, которые строились на этой информации, также не могли претендовать на полноту и точность.

Что же определяло интерес русских наблюдателей? Приведенный материал убеждает в том, что интерес этот тесно связан был с теми проблемами, которые вы­двигались в те годы российской действительностью. В сфере экономики людей волновало, какая промыш­ленность нужна России, какие отрасли ее следует поощ­рять, какова роль сельского хозяйства и его перспек­тивы. Различные классы русского общества в опыте Англии искали аргументы в полемике со своими про­тивниками. Так, представители помещичьих кругов дока­зывали, что сельское хозяйство имеет первостепенную важность и его следует всемерно поощрять, а развитие промышленности может иметь отрицательные, даже опасные последствия. Ссылаясь на некоторые отрица­тельные стороны промышленного развития Англии, они охотно их преувеличивали. Их противники столь же горячо доказывали, какие огромные блага принесло Англии стремительное развитие ее промышленности, и нередко преуменьшали остроту ее социальных про­блем. Аналогичные страсти кипели и вокруг других острых вопросов — политических, социальных. Во всех случаях русские проблемы оказывались как бы свое­образным светофильтром, который направлял внимание и определял отбор фактов. Действие этих фильтров было двояким: с одной стороны, они повышали интерес к Англии, а с другой, затрудняли правильное понима­ние фактов.

наевшись, вдосталь наговориться» (с. 31). Судя по всему, автор даже не сделал попытки проникнуть в систему взглядов, кото­рая у англичан порождает свое, не похожее на наше, отношение к застолью.

• 307 *

К таким фильтрам следует отнести и эмоции, кото­рые как бы «окрашивали» всякую информацию. Это особенно сказывалось при формировании представле­ний об английском народе, что показано в главе чет­вертой. Предубеждения, а подчас и фантазии порою сильно искажали образ англичанина. Поведение, быт и характерные черты этого народа были зачастую прос­то непонятны русским наблюдателям, а непонимание порождало их отрицательную оценку. Так, обычай рекомендаций как обязательного условия знакомства истолковывался в России как доказательство нелюбез­ности этого народа, деловая занятость — как мрачность, своеобразие некоторых обычаев — как склонность к чу­дачествам и т. п.

Известное влияние на образ англичанина оказывала и самооценка русскими своего национального характе­ра: в образе чужого народа находила отражение та шкала ценностей, которая господствовала в те годы в России. Приписывая англичанам такие грехи, как ко­рысть и стяжательство, русские наблюдатели хотели этим подчеркнуть бескорыстие и щедрость русского ха­рактера. В данном случае речь идет, конечно, не о дей­ствительных чертах русского характера, а о той пара­дигме, которая господствовала в умах русских людей.

Предубеждения, непонимание, эмоции, самооценка и прочие факторы складывались, таким образом, в це­лую систему светофильтров, стоявших на пути наблю­дения и понимания. В них и следует искать корни тех искажений, которые сопровождают процесс познания этнической реальности.

Из сказанного явствует, что образы народов, возни­кающие из подобной информации, не могут быть точ­ным отображением действительности. По выражению английского исследователя, это «сложный сплав идей и идеалов, политики и чувства. Это смешанный продукт памяти и надежды, фактов и мифов, любви и ненависти, политической стратегии, патриотического любования и научного поиска»3. Французский исследователь выска­зывает сходное мнение: «Представление (idee), которое один народ вырабатывает о другом, не совпадает с

реальностью, эта истина давно уже признана, и ее под­тверждение является общим местом всех работ, посвя­щенных этой проблеме»4.

Как возникает этот образ? Как из массы разнооб­разных и противоречивых впечатлений и наблюдений многих людей возникает непротиворечивое целое, обла­дающее внутренним единством и структурной целост­ностью? Мы на каждом шагу сталкиваемся с этниче­скими представлениями и образами, однако самый процесс их возникновения еще мало исследован. Можно лишь предположить, что различные мнения как бы вступают между собой в «конкуренцию» и наиболее «живучими» оказываются те, которые лучше, удачнее объясняют целые группы явлений и фактов, а остальные отпадают. Раз возникнув, этнический образ затем за­крепляется в результате многократных повторений. Известную роль играют, вероятно, и заимствования у других народов. Так, мнение об англичанах как «чуда­ках» возникло в России в значительной мере под влия­нием французской литературы.

Особый вопрос — эволюция этнических представле­ний. В пятой главе книги сделана попытка проследить, как изменялся образ Англии и англичан с 1825 г. до начала Крымской войны. Срок в 28 лет, конечно, слиш­ком краток, чтобы можно было сделать окончательные выводы, однако и этого срока оказалось достаточно для того, чтобы заметить, как вместе с обострением русско-английских отношений ухудшался и образ этой страны. Правда, это ухудшение происходило постепенно. В тече­ние долгого периода изменения затрагивали лишь дета­ли, оставляя нетронутым целое: положительные черты в портрете англичанина понемногу отступали, как бы стушевывались, а отрицательные черты становились рез­че, заметнее и выступали на первый план. Как мы за­метили, даже после начала войны образ в целом не претерпел заметных изменений. Это объясняется, види­мо, тем, что события застигли русское общество врас­плох и их влияние не успело сказаться в полной мере. В тогдашних условиях при отсутствии влиятельной мас­совой печати это было вполне естественным, и в руках правительства не было средства ускорить этот процесс.


Welter R. Image.— In: American History and the Social Sciences. L., 1954, p. 322.

* 308 *

( р. £••

Un'S devant ' * 309 *

francaise, 1815-1822.

Формирование более отрицательного представления об англичанах относится главным образом к 80-м годам XIX в., когда противоречия между обеими державами достигли высокого накала.

Мы рассмотрели некоторые вопросы, связанные с эт­ническими представлениями: их характер, пути форми­рования и т. д. Разумеется, мы не претендуем на все­стороннее освещение этой сложной проблемы. Наша цель гораздо скромнее — поставить некоторые вопросы и по мере возможности наметить пути исследования, которые могли бы приблизить их решение.

Изучением этнических представлений занимается ряд наук, в том числе этнография, социальная и общая пси­хология, социология и др. Специфика данной работы состоит в попытке конкретно-исторического подхода к этому явлению. Ясно, что эта попытка — одна из пер­вых в данном направлении — не свободна от слабостей, если учесть, что здесь еще не проложены пути и не разработана сама методика. Так, есть все основания полагать, что плодотворным было бы сравнительно-историческое изучение образов различных народов. Рас­ширение хронологических рамок позволит более подроб­но изучить их эволюцию и ее закономерности. Изучение идей и теорий — в области права, экономики и других дисциплин — в отдельных национальных рамках могло бы выявить роль взаимных влияний и заимствований. Дальнейшие исследования в этом и других направле­ниях несомненно откроют новые аспекты проблемы и позволят найти новые подходы к их решению.

Библиография

Произведения классиков марксизма-ленинизма

Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология.— Соч. 2-е изд., т. 3.

Маркс К-, Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии.— Там же, т. 4.

Маркс К. Капитал, т. 3.— Там же, т. 23.

Энгельс Ф. Положение рабочего класса в Англии.— Там же, т. 2.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государ­ства.— Там же, т. 21.

Ленин В. И. Китайская война.— Поли. собр. соч., т. 4.

Ленин В. И. Национальный вопрос в нашей программе.— Там же, т. 7.

Ленин В. И. Международный социалистический конгресс в Штутгар­те.— Там же, т. 16.

Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу.— Там же, т. 24.

Ленин В. И. О праве наций на самоопределение.— Там же, т. 25.

Ленин В. И. О национальной гордости великороссов.— Там же, т. 26.

Ленин В. И. Итоги дискуссии о самоопределении.— Там же, т. 30.

Ленин В. И. Речь по национальному вопросу 29 апреля (12 мая).— Там же, т. 31.

Ленин В. И. Резолюция по национальному вопросу.— Там же.

Ленин В. И. Доклад комиссии по национальному и колониальному вопросу.— Там же, т. 41.

Неопубликованные источники

Центральный государственный архив Октябрьской революции, выс­ших органов государственной власти и органов государственно­го управления СССР (ЦГАОР), ф. 109. III отд.

Государственная библиотека СССР им. В. И. Ленина. Рукоп. отд., ф. 169.

Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щед­рина (Ленинград). Рукоп. отд., ф. 833.

Сочинения современников

Аксаков И. С. Соч.: В 7-ми т. М., 1860—1886.

Аксаков К- С. Поли. собр. соч.: В 3-х т. М., 1861—1880.

Аксакова В. С. Дневник 1854—1855 гг. СПб., 1913.

Анненков П. В. Литературные воспоминания. Л., 1928.

Арсеньев К. Краткая всеобщая география. СПб., 1842.

Архенгольц И. В. Англия и Италия: В 6-ти ч. М., 1802—1805.

Архив братьев Тургеневых. СПб., 1911—1921. Вып. 1—6.

Архив графов Мордвиновых: В 10-ти т. СПб., 1901—1903.

Архив князя Воронцова: В 40-ка кн. М., 1870—1895.

Архив князя Ф. А. Куракина: В 10-ти кн. СПб., 1890—1902.

Бакунин М. А. Собр. соч. и писем (1828—1876): В 4-х т. М„ 1934— 1935.

Бардовский В. С. Всеобщая география для начального преподавания. СПб., 1837.

Бекетов Ф. А. Рассуждение о влиянии богатства в отношении к на­родонаселению. М., 1833.

* ЗП *

Белинский В. Г. Поли. собр. соч.: В 13-ти т. М., 1953—1959.

[Берх В. Н.] Взгляд на историю великобританского флота. СПб., 1828.

Бестужев-Марлинский А. А. Соч.: В 2-х т. М., 1958.

Блок Г. К- Два года в жизни русского моряка: В 2-х т. [СПб., 1854].

Боткин В. П. Соч.: В 2-х т. СПб., 1890—1891.

Бутовский А. И. Опыт о народном богатстве или о началах полити­ческой экономии. СПб., 1847.

Быкова В. П. Записки старой смолянки. 1833—1876. СПб., 1898.

Вавилов И. С. Беседы русского купца о торговле: Практический курс коммерческих знаний. СПб., 1846.

Веккерлин А. Об английском сельском хозяйстве. М., 1844.

Вяземский П. А. Поли. собр. соч.: В 12-ти т. СПб., 1878—1896.

Герцен А. И. Собр. соч.: В 9-ти т. М., 1955—1958.

Глаголев А. Г. Записки русского путешественника с 1823 по 1827 г. СПб., 1837.

Грановский Т. Н. Поли. собр. соч.: В 2-х т. СПб., 1905.

Греч Н. И. Путевые письма из Англии, Германии и Франции. СПб., 1839.

Греч А. Н. Русский путеводитель за границею. СПб., 1846.

Демидов Н. П. Некоторые замечания на Опыт теории налогов издан­ный г. Тургеневым. СПб., 1830.

Дневник А. Д. Милютина 1841 г.— В кн.: Проблемы британской ис­тории. М., 1974.

Дружинин А. В. Собр. соч.: В 8-ми т. СПб., 1865—1867.

Жгерский В. Торговый адрес-календарь, или Всеобщий коммерческий указатель Российского государства на 1836 г. СПб., 1835.

Жуков И. А. Руководство отчетливо и выгодно заниматься сельским хозяйством. М., 1848.

Заблоцкий-Десятовский А. П. Граф П. Д. Киселев и его время: В 4-х т. СПб., 1882.

[Завойко В. С] «В. 3.» Впечатления моряка во время двух путеше­ствий кругом света. СПб., 1840.

Загоскин М. Н. Тоска по родине. М., 1839.

Избранные листки из «Английского зрителя» и некоторых других периодических изданий того же рода. М., 1833—1836. Кн. 1—6.

Избранные социально-политические и философские произведения де­кабристов: В 3-х т. М., 1951.

Извлечение из всеподданнейшего отчета министра народного просве­щения: [Ежегодное издание]. СПб., 1843—1846.

Кавелин К. Д. Собр. соч.: В 4-х т. СПб., 1897—1900.

Карамзин Н. М. Письма русского путешественника.— Соч.: В 8-ми т. М., 1803—1804.

Киреевский И. В. Поли. собр. соч.: В 2-х т. М., 1911.

Корсаков П. А. Рассказ о путешествии по Германии, Голландии, Анг­лии и Франции в 1839 г. М., 1844.

Косовиц К. А. Извлечение из отчета [о заграничной командировке]. СПб., 1852.

Кошелев А. И. Поездка русского земледельца в Англию на всемир­ную выставку. М., 1852.

Крейсти А. И. Медико-топографическое описание Лондона по луч­шим руководствам. СПб., 1828.

Линовский Я- А. Беседы о сельском хозяйстве: Землеобработывание и землевозделывание. М., 1845.

Линовский Я. Об окончательном отменении хлебных законов в Анг­лии. М., 1846.

* 312 *

Мослов С. А. О поездке по Англии в 1851 г. М.,
  1   2   3

Похожие:

О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconВлияние модернизационных процессов на повседневную жизнь казачьего населения юга россии во второй половине XIX начале XX вв
Охватывают период раннеиндустриальной модернизации второй половины XIX – начала XX вв. Выбор нижних хронологических рамок обусловлен...
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconУроку 1 на тему: «Образ жителя Японии страны восходящего солнца»
Изучая художественную культуру народов в 4-ом классе третьей четверти по программе Б. М. Неменского, мы обязательно обращаемся к...
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconОбраз Христа в русском искусстве XIX века
России. И библейская тематика, образ Христа как никакие другие темы становятся отражением сложной психологической атмосферы того...
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconРабочая программа по истории России (с древнейших времен до конца XIX в.) составлена на основе Федерального Государственного образовательного стандарта в соответствии с требованиями к уровню подготовки учащегося 10 класса, предназначена для учащихся 10 класса общеобразовательных учреждений и включае
Русь в IX- начале XII в.; Раздел III. Русские земли и княжества в XII –середине XV в.; Раздел IV. Российское государство во второй...
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconПроект по английскому языку на тему
Различия и сходства высшего образования в Англии и России. Преимущества и недостатки образования в Англии и России…
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconУчебно-методический комплекс дисциплины специализации «Дальневосточная политика России и русско-японские отношения во второй половине XIX первой половине XX вв.»
«Дальневосточная политика России и русско-японские отношения во второй половине XIX – первой половине XX вв.»
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconРабочий лист по теме «Экономика России в первой четверти XVIII века»1
Прочитайте пункт «Состояние экономики России на ру­беже XVII-XVIII веков» (стр. 122) и выделите черты экономики страны к началу XVIII...
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconИсторико-археологическое наследие азиатской россии в фотодокументах второй половины XIX первой половины XX В. (По фондам научного архива института истории материальной культуры российской академии наук)
Охватывают период с середины XIX века до начала 1940-х гг
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconIiiроссия в XIX столетии Глава Россия в первой четверти XIX века
Многонациональный состав российских народов пополнился в первой половине 19 века за счет вхождения
О второй четверти XIX в в России накопилось доста­точно сведений об Англии и англичанах, чтобы на этом основании возник довольно детальный образ этой страны и iconАнглийский язык с Шерлоком Холмсом (сборник второй)
Холмс, ничего особенного; particular — особый, исключительный; заслуживающий особого внимания; детальный, тщательный.”
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница