Центр системных региональных исследований




Скачать 21.53 Kb.
НазваниеЦентр системных региональных исследований
страница3/11
Дата03.02.2016
Размер21.53 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
(апвар), того, что мы называем некоторыми атрибутами Бога или Прекрасными Именами»2. Изучение различных суфийских учений позволяет придти к выводу о том, что их цель - ориентация человека на физическое и духовное развитие, нравственное совершенство, достижение гармонии духа и тела.

Власть имущие вынуждены были считаться с популярными суфийскими шейхами, прислушиваться к их советам. В ряде областей, население которых исповедовало языческие верования, ислам проникал в форме суфизма, проповедуемого странствующими или оседлыми дервишами, создававшими обители, превращавшиеся в центры религиозной жизни и распространения ислама.

Со второй половины XII до начала XIII века в мусульманских городах возникают братства, внешне напоминающие христианские монашеские ордены, существовавшие автономно, а религиозная деятельность которых была закрытой. Первые суфийские объединения - братства сухравардийа и кадирийа возникают в Багдаде в XIII веке. Местные этноконфессиональные и психологические особенности, культурные традиции часто придавали суфийским орденам собственную оригинальность. Отсюда - особенности и многообразие форм ислама в разных мусульманских странах.

Свой отпечаток приобрел суфизм в Иране, где господствовало учение зороастризма, в Индии, где традиционно были крепки индуизм и буддизм. По мнению Г. Э. Грюнебаума, «персы или иранизированные жители Центральной Азии в ХII и ХIII столетиях в целом играли поистине выдающуюся роль в развитии орденов и религиозно-философской деятельности на арабской территории»1. Суфизм укореняется в Египте, Ираке, Северной Африке и на Индийском субконтиненте, где нередко он превращается в самое влиятельное духовное движение2.

С массовым распространением суфизма в XII-XIII веках происходит его дифференциация, возникают формы практически ориентированного суфизма, выражающие интересы простых людей, обслуживающие народные запросы. Вместе с тем возникает интеллектуальный суфизм, созданный высокопросвященной частью алимов. На основе освоения идей мутакаллимов и мусульманских философов, неудовлетворенные ограниченностью логических средств познания, интеллектуалы формируют суфийскую теорию, отрицающую способность рационализма в постижении тайн бытия. Предпочтение в этой теории оставалось индивидуальным душевным переживаниям, мистическому, интуитивно-непосредственному усмотрению Истины (Бога). Отмечая эту особенность и роль мистицизма в познании Истины, Авиценна пишет, что мистик стремится к постижению высшей истины, не требуя ничего иного взамен, а в своем мистицизме не приемлет никакой другой вещи3.

Суфии-интеллектуалы отличались широким мировоззренческим кругозором, они использовали в своих сочинениях религиозное, философское и культурное наследие эллинов, персов, индусов, евреев, предварительно переработав его в духе исламского мировосприятия. Суфизм не представляет собой единую в идейном плане систему, а потому понятие «философское кредо» применительно к нему весьма условно1, - считает М. Т. Степанянц. Наиболее значительным среди них по своему творчеству является Мохиддин ибн Араби (1165-1240) - выдающийся представитель арабо-мусульманской философии, арабский мыслитель и поэт, выходец из испанской Андалусии. В мусульманском мире за выдающиеся достижения в области религиозно-философской, суфийской мысли он получил титул «полюс полюсов (кутб аль-актаб)»2.

Как направление интеллектуального суфизма следует рассмотреть его религиозно-философское учение - пантеистическую концепцию «вахдад аль-вуджуд» (учение о единстве и единственности бытия), согласно которой мироздание – форма проявления Бога, понимаемого единственной подлинной сущностью. Для Ибн Араби бытие – проявление единой божественной сущности, отражающейся в бесконечных и непрерывно меняющихся образах материального мира.

Суть его учения – в признании абсолютного совершенства Бога, а потому и его единственности, ибо любая из множественных вещей обязательно ущербна, а в силу этого Бог единственен3. Как и перед другими философскими учениями мусульманского средневековья, перед Ибн Араби возникал вопрос об отношении совершенного единого и единственного Бога к множественному тварному миру4. Бог у него выступает как сущность трансцендентная миру, существует единство мира и Бога, мир имманентен Богу, они внутренне взаимосвязаны и эта связь усматривается только интуитивно, мистически. Аннемари Шиммель, анализируя концепцию «вахдат ал-вуджуд», подчеркивает: «На уровне сущности Он (Бог – авт.) непостижим (трансцендентен по отношению к пониманию) и непознаваем в опыте (трансцендентен даже по отношению внерациональному познанию). Это означает, что в своем актуальном существовании творения не идентичны Богу; они – только отражения Его атрибутов»1.

Философский суфизм Ибн Араби оказал значительное влияние на арабскую культуру. Концепция «вахдад ал-вуджуд» - результат появления широкого интеллектуального кругозора ибн Араби, глубоко освоившего философские традиции греческой философии, в частности, неоплатонизма, а также мусульманскую философию калама и мутазилизма. Все это позволило М. Т. Степанянц придти к выводу: «В наибольшей мере философски насыщенным можно считать, пожалуй, теософский мистицизм», апостолом которого признается Ибн Араби2. Такую точку зрения высказывает А. Д. Кныш, считающий, что Ибн Араби в своем творчестве «опирался на экзотерическо-философскую традицию, сложившуюся на Ближнем Востоке в результате многовекового взаимодействия различных культур и религий»3.

Французский исследователь ислама Доменик Сурдель пишет: «В ХIII веке, под влиянием идей Платона, философский суфизм превращается в откровенно инакомыслящую теософию, экзистенциалистский монизм» андалузца Ибн ал-Араби, доктрину имманентности, которая доводит до крайности экзотеризм и безразличие к религиозным конфессиям»4. Особенности суфийского пантеизма ибн Араби – это синтез западного и восточного форм философствования, что делает его доктриной, порою противоречащей сути ортодоксального ислама.

В духовной и политической жизни мусульман Востока суфизм играет важную роль. Суфийская символика, образы, аллегории, предания составляли и продолжают составлять остов всей персоязычной поэзии, блистательно представленной такими яркими поэтами-суфиями, как Джамал ад-дин Руми, Санаи, Саади, Хафиз, Джами, Ансари, Низами. Сказанное относится к арабской, турецкой поэзии, фольклору и литературе мусульман Балканского полуострова, Северной Индии, Индонезии, Средней Азии, Закавказья и Северного Кавказа.

С распространением суфизма власть имущие были вынуждены считаться с популярными суфийскими шейхами, прислушиваться к их советам. В ряде областей, население которых исповедывало языческие верования, ислам проникал в форме суфизма, проповедуемого странствующими или оседлыми дервишами, создававшими обители, превращавшиеся в центры религиозной жизни и распространения ислама.

Доминик Сурдель, отмечая влияние суфизма на Индию пишет, что «в ХIV веке персидские мистики оказали несомненное влияние на Индию, куда многие из них бежали во время монгольского нашествия. Между мусульманскими аскетами и адептами кришнаитского индуизма с антидогматической тенденцией установились контакты между мусульманскими и индуистскими верованиями»1. Философский суфизм, достигнув своего расцвета в XIII-XIV веках, позднее утрачивает творческую потенцию, поэтому можно сказать, что интеллектуальное развитие суфизма остановилось в XIV веке.

Начиная с XV века, в суфизме обозначается ярко выраженная политическая тенденция. От смирения и аскетизма отдельные суфийские лидеры призывали своих сторонников перейти к активной социальной деятельности и встать на борьбу с неправедной властью. Так, в Средней Азии накшбандийский шейх Убадаллах Ахрар стал контролировать экономическую, политическую и духовную жизнь этого региона. Именно при Ахраре происходит сдвиг накшбандийа в сторону эффективного участия в решении политических процессов. А. А. Хисматулин отмечает, что братство накшбандийа «к рубежу ХУ-ХУII веков стало мощным социально-политическим объединением, играющим ведущую роль во всех сферах жизни среднеазиатского региона и имеющим огромное число сторонников и последователей»1.

Описывая политическую деятельность братства накшбандийа, А. А. Хисматулин пишет, что она активизируется на территории Средней Азии при шейхе Убадаллахе Ахраре (1404-1490), который, занявшись земледелием, превратился в одного из самых богатейших людей среднеазиатского региона, что позволило этому братству «полностью контролировать духовную, политическую и экономическую жизнь этого региона». Именно при шейхе Ахраре произошла существенная эволюция: в учении накшбандийа вычленяется политически ориентированная ветвь, нацеленная на эффективное участие в решении социально-политических проблем.

Последователи накшбандийа пытались защитить мусульман от несправедливости тиранов, для этого они поддерживали контакты с правителями, а также держали их деяния под контролем. Становясь во главе восстаний, они низвергают мусульманских правителей и приобретают личную власть. Иные суфийские братства и их лидеры попадали в зависимость от власти, коррумпировались, сращивались с правящей верхушкой и превращались в крупных землевладельцев, феодалов.

В XIX - начале ХХ века суфийские организации играют исключительно важную роль в политической и религиозной жизни мусульманских стран, выступали в качестве силы, мобилизующей верующих на активные социально-политические действия. Составляя организационную основу народно-освободительных движений, они вели борьбу за независимость и свободу своих народов от колониального порабощения.

Вместе с тем процессы секуляризации, протекающие под влиянием западных социокультурных ценностей, подрывали позиции суфизма в традиционных мусульманских обществах. Эту мысль почеркивает В. В. Орлов, считающий, что в «наиболее продвинутых в своем развитии восточных обществах перемены в их хозяйстве и культурных реалиях, ориентация немалой части населения на западные духовные ценности нанесли сильный удар по позициям тасаввуфа»1. Модернизация коснулась многих социальных слоев мусульманского Востока, особенно правящей элиты, дети которых получают образование в престижных западных университетах. Выйдя из системы координат традиционной культуры, ломая привычные формы общественной жизни, прозападная мусульманская элита внедряла «новые нормы этики и нравственности, нередко чуждые эгалитаристским и гуманистическим принципам ислама»2.

Хотя в ряде мусульманских стран суфийские братства подвергаются резкой критике, обвиняются в консерватизме, рассматриваются как препятствия на пути к прогрессу, тем не менее, их позиции в духовной и политической жизни мусульманского общества устойчиво сохраняются.

Резюмируя сказанное, важно отметить, что суфизм в исламе - явление неоднородное, существующие братства отличаются большой докринальной эклектичностью и сложными ритуальными особенностями. В суфизме встречается большой разброс идей: от умеренных, не противоречащих ортодоксальному исламу, до крайних, допускающих чрезмерное свободомыслие. Многообразна в суфизме и ритуальная практика; встречаются суфии, исполняющие тихий зикр, а также те, кто исполняют громкий зикр. Это - вертящиеся, бегающие по кругу, применяющие разные музыкальные или ударные инструменты, или доводящие себя до самоистязания суфии.

Крайние формы суфизма всегда вызывали к себе негативное отношение со стороны официального мусульманского духовенства, носители ее преследовались, подвергались жестокому наказанию. В настоящее время суфизм запрещен в современной Саудовской Аравии, как противоречащий ортодоксальному исламу. В Саудовской Аравии, где распространенным является так называемый ваххабизм, то есть крайняя форма ханбалитского мазхаба, строго пресекается исполнение каких-либо суфийских ритуалов. Так, в начале 90-х годов во время совершения хаджа в Мекку кавказские суфии, в частности чеченские зикристы, предприняли попытку исполнения зикра, но она полицейскими была пресечена.

Вопреки запретам суфийские учения и ритуальные практики так и не преодолены. Суфийское культурное многообразие продолжает существовать, оказывая влияние на духовную и политическую жизнь мусульманских сообществ в той или иной стране.


    1. Основные этапы становления учения накшбандийа

в культуре народов Дагестана и Чечни


В данном параграфе выявляются основные этапы становления учения накшбандийа в поливариантных этнокультурных системах народов Дагестана и Чечни, раскрываются социокультурные особенности появления накшбандийа-халидийа, трансформационные изменения, которым он подвергался. Прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению основных этапов эволюции учения на Северо-Восточном Кавказае, с нашей точки зрения, следует рассмотреть историю возникновения учения накшбандийа и его суть.

История появления и распространения учения накшбандийа в мусульманской культуре связана с деятельностью мусульманского аскета, проповедника бедности и пантеистической любви ко всему живому Баха ад-дина Мухаммада Накшбанди (1318-1389). Баха ад-Дин Накшбанди родился в селении Касри-Хиндуван («Индийская крепость»), вблизи Бухары в семье ремесленника-чеканщика и ткачихи. Накшбанд - это прозвище, означающее чеканщик1. Как отмечает А. Семенов, Баха ад-Дин Накшбанди в обширном пантеоне святых Средней Азии занимает видное место2.

Этот суфий вел аскетический образ жизни: разбитый кувшин и циновка составляли все его имущество. Он много путешествовал, посещая священные города Аравии, большинство знаменитых тогда городов Ирана и Средней Азии, например: Нишапур, Серахс, Герат, Карши и пр. Везде он старался еще больше совершенствоваться в стадиях духовной жизни, его ответы на заданные вопросы отличались большой глубиной мысли, тонким пониманием высоких идеалов подвижничества и отречения от этого мира3.

Непререкаемый духовный авторитет способствовал тому, что он становится во главе еще тогда существовавшей суфийской школы ходжаган, которая приобрела при нем организационные формы. Им были сформулированы одиннадцать идеологических принципов, что привело к переименованию суфийского братства ходжаган в накшбандийа. Формулируя свое учение, Баха ад-Дин требовал от своего последователя: 1. «Поминовения», тихой медитации, обращения к Богу с целью, чтобы сердце всегда ощущало присутствие Бога. 2. «Стеснения» с целью не дать рассеиваться мыслям во время медитации и для этого произносить фразу: «Господь мой! Все мои стремления напрвлены к Тебе!» 3. «Бдительности», которая необходима для того, чтобы защитить медитацию от случайных блуждающих мыслей. 4. «Воспоминания», или концентрация внимания на присутствие Бога, открывающего путь к предвидению и интуитивным предчувствиям. 5. «Контроля дыхания», необходимого для медитации. 6. Самоанализа – путешествие в собственной душе, странствие от Зла к Добру. 7. «Наблюдения за шагами», действиями во время внешних и внутренних странствий на суфийском пути, чтобы ничто не отвлекало от цели. 8. «Одиночества на людях», внутренняя сущность которого состоит в движении с Богом и к Богу. 9. «Остановки на времени» - это автоконтроль за тем, проводит ли время суфий праведно или неправедно. 10. «Остановки для исчисления», предназначенной для определения степени сосредоточенности на медитации путем контрольных подсчетов числа повторения медитационных формул. 11. «Остановки на сердце» - означающей, что суфий мысленно воспроизводит картину собственного сердца с запечатленным на нем именем Бога1.

Исследователи считают, что мозаика суфийских мыслей и образов шейха Баха ад-Дина отразилась на творчестве великих суфийских философов, поэтов Хорасана - ал-Газали, Санайи, Аттара, Руми2. Со временем аскетические идеи вырождаются в свою противоположность – в апологию богатства, существующего строя, религиозного фанатизма и священной войны с неверными.

Наиболее ярко такая трансформация приобретается в деятельности шейха ордена накшбандийа Убейдуллаха или же Хаджа Ахрара (1403-1490), игравшего в течение 40 лет весьма важную и очень реакционную политическую роль в Среднеазиатском султанате Тимуридов3. Орден отрицает отшельничество, практикует тихий зикр
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Центр системных региональных исследований iconЦентр системных региональных исследований
Добаев И. П. Терроризм и антитеррористическая деятельность на Юге России. – Москва Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания,...
Центр системных региональных исследований iconНовые поступления в библиотеку за ноябрь 2012 г. Аграрная экономика
А. В. Горбатовский [и др.]; Республиканское научное унитарное предприятие "Институт системных исследований в апк нанб". Минск : Институт...
Центр системных региональных исследований iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Российской Федерации Центр социологических исследований
Ключарев Григорий Артурович, Пахомова Елена Ивановна, Трофимова Ирина Николаевна. Молодежь группы риска: от наказания к профилактике....
Центр системных региональных исследований iconРоссийской федерации
Это требует качественных изменений в организации и управлении производством на всех его уровнях. Эффективный управленческий процесс...
Центр системных региональных исследований iconПлан Понятие психолого-педагогического сопровождения. Основные направления психологического сопровождения деятельности педагогов в условиях системных изменений
Психологическое сопровождение деятельности педагогов дошкольного образования в условиях системных изменений
Центр системных региональных исследований iconЮбилей пагуошского движения
Пагуошский комитет продолжает оставаться одной из ведущих научных неправительственных организаций России по вопросам сокращения и...
Центр системных региональных исследований icon"экономика, финансы, менеджмент: проблемы и перспективы развития"
Центр экономических исследований Института фундаментальных исследований приглашает Вас принять участие в работе Международной научно-практической...
Центр системных региональных исследований iconПостановление Правительства Республики Казахстан от 9 августа 2012 года №1036
Об утверждении Правил предоставления инновационных грантов на приобретение технологий, проведение промышленных исследований, поддержку...
Центр системных региональных исследований iconПрограмма учебной дисциплины История и методология международных и региональных исследований History and Methodology of International and Area Studies федерального компонента цикла днм. Ф. 02 по направлению 032300 «Регионоведение»
Рецензенты: к полит наук Елена Борисовна Павлова, к полит наук Татьяна Алексеевна Романова
Центр системных региональных исследований iconПрограмма конференции Конференция проводится при финансовой поддержке: Российского фонда фундаментальных исследований Московского энергетического института ООО «Наука-Сервис-Центр»
Секция VII – Разработка технологий и аппаратов с использованием закрученных потоков
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница