«Женщины России в войнах XIX века»




Скачать 45.53 Kb.
Название«Женщины России в войнах XIX века»
страница1/8
Дата03.02.2016
Размер45.53 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8


МИНиСтерСТВО образования и науки

рОсиийской федерации

федеральлное агенство по образованию

Гоу впо «Чувашский государственный педагогический университет им. И.Я. Яковлева»


Кафедра истории Отечества


Выпускная квалификационная работа


на тему:


«Женщины России в войнах XIX века»


Выполнена студенткой

5 курса гр. «Б» ИФ отделения

«история и проф. обучение»

Мошниной Татьяной Валерьевной


Научный руководитель:

д-р. ист. наук, профессор

Сергеев Тихон Сергеевич


Чебоксары

2010


План

Введение……………………………………………………………………. 3

1. Глава. Женщины России в крымской войне 1853–1856 гг.

1.1.Зарождение института сестер милосердия в ХIX веке в России………….8

1.2. Флоренс Найтенгейл – первая женщина медицинская сестра в Крымской кампании…….…………………………………………………………………...20

1.3. Русские женщины России в Крымской компании 1853-1856 гг…..…….28

1.4. Даша Севастопольская – первая русская сестра милосердия …………...38

Глава 2. Женщины России в русско-турецкой войне 18771878 гг.

2.1. Деятельность общин сестер милосердия………………………………….44

2.2 Русские женщины на Балканах………………………………………….....54

2.2. Баронесса милосердия – Юлия Вревская ………………………………...65

Заключение………………………………………………………………....77

Источники и литература………………………………………………80

Приложения ………………………………………………………………...85


Введение

Актуальность изучаемого нами вопроса состоит в том, что в наше время женщина начинает играть всевозрастающую роль в жизни общества и страны: существуют женщины–политики, женщины–милиционеры, женщины военные, а без женщин–педагогов и врачей уже нельзя представить школы и больницы. Но не более чем полутора века тому назад женщину считали не пригодной для какой-либо серьезной работы, а тем более к военной службе. Чтобы добиться признания, женщинам пришлось пройти долгий путь. Мы же рассмотрим истоки такого явления как женщины-медсестры на войне.

При изучении проблем, связанных с вопросами развития и становления общин сестер милосердия в России в указанный период времени, возникает сразу же несколько спорных вопросов, до сих пор слабо изученных в исторической науке.

Первый из ряда таких вопросов – это проблемы, связанные с определением статуса медицинских заведений, на которые зачастую исследователи попросту не обращают внимания. Не менее важен здесь вопрос о назначении общин сестер милосердия. Подобного рода заведения выполняли две важнейшие и узкопрактические задачи: во-первых, подготовить из своих воспитанниц дочерей милосердия и будущих «хранительниц домашнего очага», а во-вторых, дать необходимое образование для службы в качестве медицинского персонала. В связи с названными выше задачами соответствующим образом выстраивался и сам процесс обучения, где значительное место уделялось изучению церковных уставов, монашеского уклада, различные мастерства, а дополнялся курс знаниями по медицине и получением практических навыков по уходу за ранеными и больными.

И все же основное назначение общин сестер милосердия – подготовка «достойной» помощницы – сиделки, хозяйки, аптекарши – для военных врачей при уходе за больными и ранеными.

Вторая проблема, во многом связанная с первой, это вопрос о том, когда же в России зарождается сеть женских высших медицинских заведений в России, занимавшихся подготовкой женщин–врачей. Если первые общины сестер милосердия появляются в 1803 г. (Вдовьи дома), то права получать подготовку женщин–врачей пришлось дожидаться более три четверти века.

Степень разработанности проблемы. В арсенале исторических исследований по женской медицинской службе существует достаточно много работ, которые послужили основательной базой для последующих исследований данной проблематики.

«Общины сестер милосердия – сколько их было на бескрайних просторах России? Сколько чистых душ бескорыстно, беззаветно отдали свои жизни святому делу «служению нуждающимся» в помощи, слабым и сирым? Сколько подвигов высочайшего духовного звучания, и вместе с тем как бы незаметно свершили они на своем тяжком, но прекрасном пути служении добру и нравственности.» - спрашивают авторы работы «Утоли моя печали» Е. П. Миклашевская и М. С. Цеплякова.1

Эти вопросы, посвященные данной проблеме - службе женщин в действующей армии России вызывали интерес исследователей и раньше (предания, рассказы и личные воспоминания). С конца XIX века появлялись небольшие исследования, освещавшие узкую тематику, но в то же время было мало работ носящих системный характер. Одной из работ, носящих систематизированный характер, является исследование д. и. н. Юлии Николаевны Ивановой «Храбрейшие из прекрасных. Женщины в войнах».2 В данной работе автором были произведены исследования зарождения, развития и становление феномена женщина на войне, для раскрытия данной темы автором были подняты обширные материалы архивов и литературных источников, посвященных данной проблеме. Рамки ее освящения охватывают период от княгини Ольги до великой Отечественной Войны 1941-1945 гг. Материал дан по отдельным историческим этапам и военным кампаниям. Книга рассчитана на читателей, интересующихся отечественной военной историей. Однако некоторые персоналии и вопросы слабо раскрыты, носят обобщенный характер. Таким образом, тема эта раскрыта недостаточно.

Можно привести имена авторов небольших исследований приуроченных годовщине Крымской Войны 1853-1856 года, это : Л. Г. Кузина1, В. Н. Крестьянинов2, А. Поляков3, Ю. Шигаев4 и др. Встречаются работы по отдельным персоналиям, например Ю. И. Проскуратова посвятила свое исследование Екатерине Бакуниной, сестре милосердия Крестовоздвиженской общины.5 А. О. Комаров подробно исследовал историю Дарьи Севастопольской6. В современных публикациях по истории благотворительности тема сестер милосердия так же встречается очень редко. Таким образом, тема, выбранная нами, является слабо изученной.

В качестве объекта исследования выступает изучение роли женщин в войнах второй половины XIX в.

Предметом нашего исследования является участие женщин России в войнах.

Хронологические рамки исследования заключены второй половиной XIX в.

Территориальные рамки исследования ограничены территорией Российской империи.

Цель исследования проследить развитие института полевых сестер милосердия.

Для более полного раскрытия данной темы нами были поставлены следующие задачи:

  1. Проследить процесс возникновения и развития института медицинских сестер в России;

  2. Выявить противоречия женской службы в XIX в., чтобы полнее раскрыть нашу тему, необходимо выявить побудительные мотивы и предпосылки высоких гражданских поступков русских женщин в различные исторические периоды жизни государства;

  3. Показать формы участия женщин в Крымской войне и Русско-турецкой войне 1877-1878 гг.;

  4. Оценить вклад женщин в развитие медицины и здравоохранения в военное и послевоенное время.

Источниковедческая база исследования. Ценным источником для нас были письма и отчеты выдающегося хирурга и очевидца событий Н. И. Пирогова. Пирогов не только сообщал точные сведенья о числе раненых и больных, их расположении и обслуживание, но и характеризует деятельность сестер милосердия Крестовоздвиженской общины1, дает четкие замечания по состоянию госпиталей с приходом сестер милосердия, отстаивает полезность труда медицинской сестры. Ярчайшие описания событий давал и другой современник Л. Н. Толстой в Севастопольских рассказах2 и в дошедших до нас письмах3. Но и здесь мало рассматривается труд женщин, не входящих в состав сестер милосердия, а основные данные носят художественно описательный характер.

В сборнике рукописей Севастопольские бастионы содержат много интересных замечаний подлинных участников событий о героической обороне и участие женщин в ней1. Эти и другие работы современников позволили нам точно воссоздать историческую картину Обороны Севастополя, а, следовательно, лучше понять особенности труда женщин во время войны.

Интересны для изучения воспоминания сестры милосердия Крестовоздвиженской общины Е. М. Бакуниной2, в ней даются критические замечания по работе сестер милосердия во время Крымской войны 1853-1856 гг. и даже распоряжения Н. И. Пирогова по обслуживанию больных при транспортировке раненых.

Новизна нашего исследования заключается в попытке углубленного комплексного изучение отдельного периода развития института сестер милосердия в России с использованием новых материалов о функционировании общин сестер милосердия.

Апробация материалов исследования. Основные результаты исследования были изложены автором в статьях «Сестры милосердия в Крымской войне 1853-1956 гг.» и «Женщины России в войнах XIX - первой половины XX в.», а также в докладе на студенческой научно-практической конференции в ЧГПУ им. И.Я. Яковлева 30 марта 2010 г.

Практическая значимость нашего исследования состоит в том, что материал, полученный нами в ходе исследования, можно использовать не только для рассказа на уроках истории, но и при дальнейшем рассмотрении истории женского труда на войне.

В качестве методологической базы исследования мы использовали историко-статистический метод, биографический метод и сравнительно-исторический метод.

Исходя из предмета и объекта исследований, а также поставленных целей и задач наша выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы и приложений. Работа написана на 92 листах, список источников и литературы включает 56 названий.

1. Глава. Женщины России в крымской войне 1853–1856 ГГ.

1. Зарождение института милосердия в ХIX веке в России

Мы можем обойтись без женщин телеграфисток, адвокатов и конторщиц, считал Лев Толстой, но мы не можем обойтись без женской доброты, заботливости и нежности. На эту мысль его, участника Севастопольской обороны, возможно, навела самоотверженная работа сестер милосердия…1

Женская служба в госпиталях России была далеко не новым учреждением. Она появилась сперва в католических, а потом и в протестанских странах, например, дьяконис первых христианских общин елизоветинок, созданная по инициативе пастора Флиндера в 1836 г. (Германия), бегин (в Нидерландах)2. Звание сестры милосердия было позаимствовано у католиков как буквальный перевод с фанцузского soeurs de charite, de la miserricorde. Так, чаще всего назывались представительницы женского церковного общества Дочерей милосердия, служанок бедных, основанного во Франции в XVII в. Оно не считалось ни монашеским орденом, ни конгрегацией и получило уникальный церковно юридический статус именно общества. Те «внешние», благотворительные цели, которое оно преследовало, не позволяли сестрам замыкаться в стенах монастыря, быть отгороженными от мира. Общество Дочерей милосердия существует и поныне, оно – самое многочисленное среди монашеских общин, насчитывая в 1898 г. 28000 подразделений3.

Наконец, женская служба была введена и в России. В разделе «О полевом лазарете» Воинского устава Петра Великого значилось: «Такоже всегда при десяти больных бытии для услужения одному здоровому солдату и нескольким женщинам, которым оным больным служить имеют и платье их мыть». В 1722 г. было разрешено привлекать для выполнения обязанностей помощниц в морские госпитали Петербурга и Кронштадта монашек из женских монастырей. За чуткое и бескорыстное отношение к больным, за ласку, внимание, заботу и терпение их стали называть сестрами милосердия.

31 января 1803 г. вдовствующая императрица, урожденная принцесса Вюртенбергская, жена Павла 1, подала императору Александру 1 официальную записку с просьбой разрешить «употребить часть доходов Воспитательного дома на обустройство Вдовьих домов и бесплатных больниц для бедных». Разрешение было дано, и таким образом за счет средств московского воспитательного дома в Лефортово было осуществлено создание первого в России «Вдовьего дома» и «Бесплатной больницы». Не случайно П. А. Плетнев, академик петербургской академии Наук, русский поэт и критик, назвал Марию Федоровну «Министром благотворительности». Вдовий дом был открыт 12 мая 1803 г., желающих попасть в первое милосердное благотворительное учреждение Лефортово было предостаточно : составлялись списки очередников, и желающие попасть в этот список должны были предоставить свидетельство от полицмейстера или дворянского предводителя о том, что покойный муж прослужил на военном или гражданском поприще не менее 10 лет. Нужно были также подтверждение бедности и благопристойного поведения вдовы. Первоначально очередь продвигалась очень медленно, так как вместимость отданного особняка в Лефортово («Оспенного корпуса»), в близи Главного военного госпиталя на берегу речки Синички была небольшой. Торжественная закладка нового госпиталя состоялась в 1809 г., под строительство городская управа выделила участок на Божедомке. Однако он был отдан мещанскому училищу, Вдовьему дому было предписано занять просторное помещение на Кудринской площади. Переезду помешала война 1812 года, само здание сгорело в большом московском пожаре, при этом погибло 700 раненых. Только 1814 г. здание было отстроено и переезд завершен1.

В 1803 г. и в Петербурге был учрежден Вдовий дом для вдов и сирот военнослужащих и государственных чиновников. В числе 1075 обитательниц этих заведений предусматривалось содержание 120 «сердобольных вдов» и 35 кандидаток на время испытательного срока. В этот период кандидатки не только получали медицинские познания и навыки, но и должны были доказать свою морально-психологическую пригодность для ухода за больными.

Все первые российские общины сестер милосердия брали пример с западных и в первую очередь – с лютеранских. Однако в отличие от них наши первые общины возникали и существовали благодаря частной и общественной инициативе, а «церковность» большинства из них определялась длительно и драматично. Характерной их чертой была межконфессиональность – они объединяли православных, католичек и даже сектанток2.

В 1844 г. в Петербурге Терезией Ольденбургской и дочерьми Николая1 – Марией и Александрой была основана Свято-Троицкая община сестер милосердия3. В состав общины входили : отделение сестер милосердия, женская больница, богадельня для неизлечимых больных, исправительная школа, пансион, приют для приходских детей, отделение «кающихся Магдалин». В нее принимались девушки и женщины в возрасте от двадцати до сорока лет, которые, отработав в рамках общины год по обслуживанию пациентов в больнице и на квартире, получали профессию сестры милосердия. Этого звания удостаивались 3-4 человека из 20 испытуемых. Процедура зачисления в сестры милосердия проходила в торжественной обстановке1.

Также в середине XIX в. в Петербурге появляется ряд общин милосердия: община сестер милосердия во Имя Христа Спасителя (1846) и Крестовоздвиженская (1854), а в Москве за 1845-1848 гг. – Никольская община2. Необходимо отметить, что инициатором создания Крестовоздвиженской общины, а также применения женского ухода за больными и ранеными на войне был выдающийся военный врач, один из самых крупных деятелей медицины позапрошлого века Николай Иванович Пирогов (1810-1881) – основоположник хирургии как научной медицинской дисциплины, применения гипсовой повязки при лечении переломов и многого другого. С 1847 г. он находился на Кавказе «для устройства военно-полевой медицины»3. В народе Николая Ивановича называли Чудесный доктор, так как «чудеса», которые на протяжении полувека творил этот замечательный врач и ученый, были проявлением не только его высокой одаренности. Всеми помыслами и исканиями Пирогова руководила любовь к людям, к своей родине4.

Когда же в 1853 г. началась Крымская война, Николай Иванович счел своим гражданским долгом отправится в Севастополь. Осенью по пути в осажденном Севастополе Н. И. Пирогов с группой молодых хирургов побывал в Бахчисарае, где осмотрел военный госпиталь, расположенный в двух казарменных домиках, где на нарах вповалку лежали 360 раненых. При беседе с солдатами хирург узнал, что они не боялись самых кровопролитных сражений, но очень боялись госпиталя, где «для раненых не приготовили ровно ничего; как собак, бросили их на земле… целые недели они не перевязаны и даже не накормлены…»1

С самого начала войны постоянный сухопутный госпиталь в Севастополе был рассчитан на 300 больных, военно-временные госпитали были открыты в Симферополе на 300 мест, в Феодосии на 300 мест, в Керчи - на 150, в Перекопе – на 75, а всего по Крыму на 1125 человек. Было еще в Севастополе три не открытых госпиталя на 1200 мест, были запасы вещей на 1500 человек да перевязочного материала на 6000 раненых. Морской Северный госпиталь был укомплектован по военному времени на 1800 человек. Но после Альминского сражения выявились огромные недочеты2.

Неслучайно что, Пирогов первым заговорил о необходимой помощи врачам и хирургам, но все его просьбы долго не находили отклика. Бытовало мнение, что только падшая женщина может жить среди чужих мужчин и ухаживать за ними. Говорили и о том, что присутствие женщины ухудшает моральный климат в госпиталях. Наконец, Николай Иванович был приглашен великой княгиней Еленой Павловной, супругой Николая I, которая объявила, что взяла на свою ответственность разрешить его просьбу3.

Крестовоздвиженская община была первой в мире, готовящей сестер милосердия для работы в действующую армию. Кандидатки проходили курсы под руководством Н.И. Пирогова. После обучения женщинам присваивали звание «Сестра милосердия», и они давали присягу, что проработают на фронте не менее года. Устав этой общины написал лично Пирогов. Общину торжественно открыли 5 ноября 1854 г. (в день православного праздника – Воздвижения Креста Господня) – в церкви Михайловского дворца в присутствии одетых в форму сестер под началом старшей – А. П. Стахович. Первым выпускницам великая княгиня сама надела крест на голубой ленте. Первым главным врачом был назначен В. И. Тарасов. Сестры дали клятву, в которой были следующие слова: «Доколе сил моих станет, употреблять буду все мои попечения и труды на служение больным братьям моим».

Первый отряд из 120 сестер 6 ноября 1854 г. был направлен в Крым, где в этот период шли ожесточенные бои.1 Желающих выехать на театр боевых действий оказалось так много, что в столице для них сняли специальное помещение. От Петербурга до Москвы ехали по железной дороге, от Москвы до Тулы и далее: Орел, Курск – на лошадях в тарантасах. По дороге сестры часто получали серьезные травмы. Затем лошадей заменяли на волы. А при въезде из Перекопа сестры восседали уже на верблюдах. И так до Симфирополя. О прибытии на очередную станцию вспоминает Александра Прунская: «Войдя в саклю, некоторые сестры, в грязных сапогах, все перепачканные грязью, как были в дороге, легли на пол, а я будучи уже больна лихорадкой, не могла лечь на сырую землю и потому устроилась на скамейке»2.

Всего в Крым выехало пять отрядов сестер : 2 в конце 1854 г., и 3 – в следующем году.

1 декабря 1854 г. Первое отделение сестер Крестовоздвиженской общины числом около 30 человек прибыло в Симферополь и тут же принялось за дело. Для женщин, не знавших лишений и изнуряющего физического труда, взлелеянных гувернантками, это было подвигом3.

И все же Пирогов отмечал, что в Симферополе положение медицинских сестер было намного лучше, были хорошие квартиры и экипажи. Предложить им то же самое в Севастополе никто не мог.

С 12 января 1854 г. до самого оставления Севастополя сестры Крестовоздвиженской общины ухаживали за ранеными. Первым прибыло 2-е отделение из 13 сестер, шесть дней спустя прибыло 3-е отделение из 8 сестер, 21 февраля – 1-е отделение и, наконец, 4-е из 20 сестер. Самое большое скопление раненых в начале осады Севастополя приходилось на Николаевскую батарею и частные дома. Впоследствии деятельность сестер продолжалась и в других городах до самого окончания войны1.

Н. И. Пирогов, как опытный врач, первым делом организовал обслуживание госпиталей. Сам Пирогов потом вспоминал : «Я убежден из опыта, что к достижению благих результатов в военно-полевых госпиталях необходима не столько научная хирургия и врачебное искусство, сколько дельная хорошая администрация. К чему все искусные операции, все способы лечения, если раненые и больные будут поставлены администрацией в такие условия, которые вредны и для здоровых… От администрации, а не от медицины зависит и то, чтобы всем раненым без изъяна и как можно скорее была подана первая помощь, не терпящая отлагательств…»2 Все сестры Крестовоздвиженской общины имели одну из трех специальностей : сестра-хозяйка, ей была вверена вся хозяйская часть; сестра-аптекарша, ей отданы на руки местные аптеки, сестра хирургическая, которая была предназначена для дежурства и помощи врачам при перевязке и операциях. Самоотверженно трудились сестры милосердия Е. М. Бакунина (правнучка фельдмаршала Кутузова), Е. А. Хитрово, Е. П. Карцева, А. Л. Шестоперова, П. И. Графова, М. Голубцова, Е Будберг, М. Григорьева, А. Травина, В. Щедрина, А Праведникова, С. Давнилевская и др. (См. Приложение к работе С. 85). Женщины не только перевязывали раненых под пулями, но и боролись с равнодушием отдельных врачей к пациентам; преодолевали нежелание видеть женщин в армии; наводили чистоту, порядок в помещениях; участвовали в приготовлении пищи, распределении вещей для них. Это позволяло не просто наводить порядок, но и сохранить жизнь многим людям. Не одна сотня человек приходилось на каждую сестру1.

Именно об этом говорится в стихотворении, написанном много лет спустя:

Сестра

От светлой роскоши, из круга жизни яркой

Ты удалилась и бестрепетно пошла

На поле бранное, на поле битвы жаркой,

Где стоны слышались, где кровь из ран текла.


Ты часто среди дня. Часы глубокой ночи,

Бессменная, стремясь страданья облегчить,

От койки к койке шла, чтоб в меркнущие очи

Бойца сраженного надежду заронить.


Чтоб всем, чьи раны ноют, чье сердце не согрето,

Сказать приветливое слово, утешить

И раны боль, и боль тоски, внести луч света

И в душу бодрость вдохновляющую влить.


Забыто все тобою: и пышные наряды,

И залы шумные, улыбки и цветы, –

В косынке и с крестом, как символом отрады,

Стоишь, прекрасная, среди убогих ты2.

Не подчиняясь армейскому командованию, сестры милосердия помогали успешно решать возникающие административные противоречия: офицерам нельзя было нарушать армейский устав, но некоторые ситуации требовали нарушения субординации. Благодаря сестрам милосердия обществу стали известны реальные цифры убитых и раненых, количество койко-мест в госпиталях1.

6 декабря 1854 г., через неделю после начала сестринской службы,

Н. И. Пирогов писал о работе сестер : «… если они так будут заниматься, как теперь, то принесут, нет сомнения, много пользы. Они день и ночь непременно бывают в госпиталях, помогают при перевязке, бывают при операциях, раздают больным чай и вино и наблюдают за служителями и за смотрителями и даже за врачами…»2.

Творчески руководя медицинским персоналом, Н. И. Пирогов впервые удачно применил сортировку раненых по группам в зависимости от степени и тяжести ранения :

1) безнадежно раненые, находящиеся под наблюдением сестер милосердия и нуждавшиеся в утешении перед уходом в мир иной;

2) Тяжело раненые, требующие безотлагательных операций тут же, на перевязочном пункте;

3) Легко раненые, которые после оказания первой медицинской помощи возвращались в свои воинские части.

Примененные им операции под наркозом и гипсовая повязка, совершаемые при непосредственном участии сестер милосердия, спасли жизнь тысячам севастопольцев.

При отсутствии Пирогова община была поручена Дмитрию Ерофеевичу Остен-Сакену, который всегда был очень вн3имателен к сестрам и оказывал участие. После потери Малахова кургана лагерь располагался на Северных высотах, покрытых скудной растительностью. Больных оставалось очень мало. Сестры уезжали в Бахчисарай и в Симфиропль, превращенные в госпитали «Транспорт на волах, 199 подвод, на всех устроено нечто, вроде кибиток, неуклюжих, низеньких, крытых рогожей. На поводах по 4 человека, только на тех, де самые трудные или ампутированные, по три. Еще едет доктор, офицер и два фельдшера»

Н. И. Пирогов инструкция для следования при транспорте (Бахчисарай, 15 сентября 1855 г.) :

1. В какой мере возможна перевязка раненых на этапах и сколько, примерно, нужно сестер на каждых 100 раненых;

2. каким образом утоляется жажда раненых пути и снабжены ли они или сопровождающий их транспорт средствами, необходимыми для этой цели?

3. Выдают ли раненым, кроме их шинелей, еще каждому одеяло или халат, или же (труднобольным) полушубок?

4. как приготовляется пища на этапах и возможно ли снабдить этап теплыми напитками в холодное время?

5. Осматривают ли транспорт, растянутый иногда на целую версту и более, от одного этапа до другого, врачи или фельдшеры?

6. соблюдается ли порядок, назначенный в снабжении больных пищей, то есть кормят ли их на тех этапах, где изготовлено должно быть для этой цели?1

В ноябре кончился срок второго отделения, в декабре – третьего. Сеттер оставалось меньше, работы оставалось много. В январе 1856 г. Военное начальство обратилось к Н. И. Пирогову с просьбой послать в различные госпиталя южной армии 22 сестры по следующим четырем госпиталям: в Вознесенск (5 сестер), в Тульчин (5), Новоодесск (5), в Одессу (7). Для этих целей сестер милосердия готовили в Москве, Петербурге и в Екатеренославских госпиталях под надзором старшей сестры Тимошей2.

С октября 1856 г., после завершения военных действий, некоторые из сестер милосердия начали работать в Кронштадском военно-морском госпитале (30 человек – в 1857 г.) и Александровской больнице. В 1859 г. сестры общины переселились в приобретенный на набережной Фонтанки дом, где 28 декабря 1860 г. открыли небольшую бесплатную больницу для женщин, а вначале следующего года – амбулаторию. До 1861 г. председателем особого комитета для управления делами общины был Н. И. Пирогов, а затем комитет возглавил известный общественный деятель, писатель музыкант В. Ф. Одоевский1.

В самой Одессе, задолго до начала Крымской кампании, тоже была создана богадельня сердобольных сестер. Строительство здания для нее началось в 1848 г., датой открытия богадельни считается 21 ноября 1850 г. – день оснащения ее домовой церкви во время Богородицы всех скорбящих радости, а Устав богодельни был высочайше утвержден еще в январе того же года. Таким образом, одесское заведение возникло вскоре после основания первых общин сестер милосердия в столицах. В ту пору Одесса – небольшой уездный город – достигла необычайного промышленного, торгового и культурного расцвета и стала, в некотором роде южной «форточкой» в Европу.

Основателем и благоустроителем нового учреждения стал бывший государственный сановник Александр Скарлатович Стурдза (1791-1854), в свое время известный как церковный писатель, переводчик, цензор и благотворитель. Жизнь и творчество А. С. Стурдзы отмечены просвещенной ревностью о православии, чем он прежде всего обязан своему духовному наставнику св. Филарету, митрополиту московскому. В роли управителя Богодельни выступило Императорское человеколюбивое общество, членом которого с давних пор состоял А. С. Стурдза. Целью нового учреждения объявлялось «призрение больных женского пола и обучение желающих ухаживать за ними»; богадельня состояла из больницы на 24 кровати (3 палаты) и отделения сердобольных сестер.

Хотя Одесская богадельня сердобольных сестер имела сходство со столичными, она строилась на более твердой, особенно в церковном отношении, основе. Текст присяги, церковный обряде принятия, ношение крестов с надписью «Сердоболие» и с образком Богородицы всех скорбящих радости было заимствовано у сердобольных вдов. Изначально у богадельни имелись собственные помещения с церковью и устав, тщательно исправленный Главным попечителем Императорского человеколюбивого общества Никанором митрополитом Новгородским и Петербургским. Это общество никогда не оставляло без внимания Одесское заведение. Ему покровительствовали и местные епископы, начиная с выдающегося церковного деятеля ХIX в. Инокентия, архиепископа Херсонского, освятившего храм богадельни.

В уставе богадельни говорилось, что «в отделение сердобольных сестер принимаются вдовы и девицы всех свободных состояний православного исповедания» (В Уставе 1894 г., переименовавшем богадельню в общину, добавлено: «непременно православного»).

Первые 15 лет число сестер не превышало 10. Одной из первых начальниц богадельни (1852 - 1856 гг.) была Екатерина Александровна Хитрово, представительница древнейшего дворянского рода. Известно, что до поступления в богадельню она была воспитательницей в доме князей Репниных. Сохранилось несколько страниц из ее личного дневника. Они содержат, главным образом, впечатления от встреч с Н. В. Гоголем в 1850 -1951 гг., когда писатель жил в Одессе. Под его влиянием, который всякий день читает главу из Библии и Евангелия на славянском, латинском, греческом и английском», Екатерина Александровна тоже стала больше читать Слово Божие и духовную литературу, чаще молится. Из некоторых замечаний очевидно, что она не была коренной одесситкой, а отроду тогда имела лет 451.

В том же дневнике читаем: «С тех пор как познакомилась с Стурдзой, стала желать пойти в сестры милосердия… намедни я говорила княгини Марии Гагариной-Стурдзе о моем желании. Она мне славно отвечала: «…если этой мысли должно осуществиться, то она еще более развернется и созреет, а нет – так отпадет и завянет, спешить не надобно»». В марте 1852 г. после «роковой вести» о смерти Н. В. Гоголя Екатерина Александровна поступает в богадельню. Почти сразу по настоянию А. С. Стурдзе она стала сестрой-надзирательницей, или начальницей. При ней сестры бесплатно служили в бедных семействах, а за определенную плату – в состоятельных. Плата за патронаж на дому была одним из главных доходов богадельни.

Под руководством Е. А. Хитрово одесские сердобольные сестры стали первой русской общиной, занявшейся уходом за ранеными1.

А после смерти Е. А. Хитрово 2 февраля 1856 г., Одесская Стурдзовская богадельня и ее новая попечительница Елисавета Ксаверьевна Воронцова (1857 - 1876 гг.) продолжила ее дело и добилась немалых результатов на этом поприще 2.

Итак, в данном разделе мы проследили что, зародившись в Европе, общины сестер милосердия в XIX в. получают распространение в России.

1. 2. Флоренс Найтингейл – первая женщина медицинская сестра в Крымской кампании

После того, как Россия уничтожила флот Турции на Черном море, Англия и Франция в марте 1854 г. вступили в войну на стороне Оттоманской империи. После атаки русских на Синоп флоты Британии и Франции пересекли Черное море и осадили Севастополь. Для раненых французов и англичан требовались госпитали, и правительство Оттоманской империи превратило бараки Селима (обширное здание в Узкдаре) и здание в Тарабайе и Хайдарпаше в военные госпитали для союзников.

Бараки Селима были построены в период царствования Селима III (1789 – 1807) . Черное море и Балканы утопали в крови и оружейном дыму. Но на этой трагической сцене смерти и разрушения появился один человек, который возрождал веру в гуманное начало в человеческом обществе. Это была Флоренс Найтингейл, которая работала день и ночь, чтобы облегчить страдания раненых солдат в бараках Селима. В конце 1854 года она прибыла в Крым прибыла из Лондона, где возглавляла одну из столичных клиник. Ее сочувствие к раненым и самоотверженность были лучом света в кромешном мраке войны 1.

Флоренс Найтингейл (1820 – 1910) превозносят как величайшую дочь Англии XIX века, а ее имя стало символом сестринского движения. Она родилась в обществе, которое характеризовалось огромным социальным неравенством: с одной стороны беззаботные самодовольные правящие классы, живущие в роскоши, с другой обездоленный угнетенный народ. В этой социально-экономической среде родилась Флоренс Найтингейл. Благодаря усилиям и наставлениям отца Найтингейл получила прекрасное образование, которое дополнили ее многочисленные путешествия. Она была прекрасным лингвистом, хорошо разбиралась в искусстве, математике и статистике, была знакома с философией и историей, ориентировалась в политике, экономике и управлении. Она постоянно оттачивала свой острый интеллект, и сфера интересов, в которой она стремилась удовлетворить свою неуемную жажду знаний, была очень широка: религия, философия, землепользование, независимость, свобода, состояние общества и его институтов.

Верования и философские воззрения Флоренс Найтингейл сформировались в первой трети ее жизни и были в значительной степени результатом ее образа жизни, полученного образования и путешествий, результатом веры в то, что Бог призвал ее осуществить особую миссию, результатом ее страстного сочувствия бедам и печалям людей, устроенным в жизни хуже, чем ее семья. Когда она осознала, что служение означает помощь человечеству, проявилась истинная природа ее деятельности. Процесс осознания ее миссии и взаимосвязи с работой продолжался в течении многих лет, посвященных развитию ее философских воззрений. Когда мировоззрение Флоренс Найтингейл было сформировано, она пришла к выводу о том, что знание человеком правды освобождает его от слепого следования авторитетам и дает ему возможность действовать свободно, сознательно и разумно. Она отвергла господствовавшее в то время представление о Божественном откровении, власти, мнении большинства и заменила их своими критериями: совесть, сочувствие, чувство справедливости и опыт.

Она была в авангарде движения за права человека и верила, что человек – существо творческое, с присущим ему правом выбирать свой путь развития, сферу приложения своих интересов. Она решительно возражала, когда человека использовали как пешку по воле другого человека. С ее точки зрения творческий человек обладает способностью изменить свой жребий и определить свою судьбу 1.

Она выбрала уход за больными своей профессией в 1844 году. Она верила, что ухаживая за больными служит Богу. Семья категорически возражала против ее желания стать медицинской сестрой. В 1851-1853 гг. она изучала передовой опыт и методы ухода за больными и ранеными в Германии и Франции, претворяя его на практике в своей больнице.

Ее обучение профессии проходило в Кейзерверте в 1850 г. и продлилось 15 дней и год спустя но уже три месяца. Она нашла возможность применить на практике полученные знания, открыв в 1860 г. школу по подготовке медсестер при лондонском госпитале Святого Томаса. И вскоре молодые, способные, серьезные выпускницы этой школы заменили в госпиталях старых, необученных и плохо оплачиваемых сестер, пользующихся плохой репутацией. У нее прошли подготовку 38 медицинских сестер1.

Присущий характеру Флоренс Найтингейл критицизм имел двоякое проявление. Она отрицала бактериологию, антисептику, и роль микроорганизмов в процессе возникновения болезни, несмотря на то, что была современницей Дарвина, Пастера, Листера… ухаживая еще с помощью 38 сестер за ранеными британскими солдатами в Скутари, она выработала определенные рекомендации по организации наиболее правильного ухода за пациентами. При этом интересно отметить, что она придала большое значение тому, чтобы ее рекомендации соответствовали правилам санитарии, следовательно, мы можем сделать вывод о том, что, отвергая антисептику и микробиологию, она тем не менее признавала реалии практики. В Британии вину за то, что произошло в дальнейшем, принято возлагать исключительно на высшее армейское руководство, которое не разобралось в ситуации и не поняло, что здание, предоставленное султаном британцам для организации госпиталя, хорошо управляется и снабжается. Мелочная зависть врачей, которые не хотели позволить группе женщин управлять госпиталем и противились присутствию сестер в палатах, а также плохо скрытое нежелание английского посла вмешиваться в конфликт способствовали драматическому развитию событий2.

Флоренс Найтингейл оказалась в исключительно тяжелом положении. В середине XIX века профессия медсестры была всего лишь уважаемой и не более того, и вдобавок многие английские офицеры плохо относились к вверенным им людям. Но за два наполненных событиями года Флоренс Найтингейл изменила взгляды нации, заложила основы сестринского дела, а ее деятельность привела к началу реформы в английской армии. «среди хаоса и грязи, агонии и поражений она произвела революцию» - писала о Флоренс Найтингейл ее биограф Сессилия Вудхэм Смит. Стремление Флоренс Найингейл к реформам объяснятся ее огромной неудовлетворенностью настоящим положением дел и страстным стремлением к усовершенствованию социальной жизни.

Вот на такой философской базе и через такие конструктивные устремления было осмыслено и создано сестринское дело. Как реформатор Флоренс Найтингейл получила свой шанс, когда правительство обратилось к ней с просьбой отправиться в Скутари и взять на себя ответственность за организацию сестринского ухода за солдатами в госпиталях британской армии1.

Военные госпитали, находящиеся в ведении правительства, были в ужасном состоянии: плохо производились поставки, отсутствовала система ведения болезней и статистике, не говоря уже об организации ухода за солдатами, который даже в малой степени не соответствовал никаким гуманным установкам, смертность часто достигала 60% состава2. Административные способности Флоренс Найтингейл стали очевидны сразу, как только она начала быстро и четко устранять эти недостатки, не теряя при этом дальнейшей перспективы развития3.

Сделав первые шаги и добившись успеха, она пошла дальше и создала при госпиталях прачечную, комнаты для чтения и классы для солдат, разработала полезную систему реабилитации, ввела сберегательные кассы, где солдаты могли сохранить заработанные деньги, вместо того, чтобы растратить их на женщин и выпивку. Открыла госпиталь для женщин и детей, которые сопровождали солдат во время военной компании и которых военное руководство зачастую просто игнорировало. Наладила систему переписки солдат с их семьями. В общем, она была не только женщиной в сером платье с красным крестом, но еще и диетологом, банкиром, учителем, прачкой, снабженцем, работником социальной службы, терапевтом, врачом – реабилитологом, исполнительным директором, старшей сестрой, армейским квартирмейстером, военным регистратором, сестрой по уходу за ранеными солдатами со своим взглядом на основные цели национального здравоохранения и на реформу армии. Все полученные во время работы данные она снабдила комментариями и передала своему верному союзнику сэру Сиднею Герберту, военному министру, и всем, кого она знала среди людей, пользующихся влиянием1.

В феврале 1856 г., когда Австрия решила вступить в войну на стороне союзников, Россия согласилась капитулировать, и война, которая унесла жизни 250 000 человек с обеих сторон и оставила еще больше инвалидов, наконец, закончилась2. Султан Абдулмешид подарил Флоренс Найтингейл драгоценные браслет в знак признательности за ее работу, а награда общей суммой 1000 золотых суверенов была роздана ее персоналу.

К моменту окончания войны Флоренс Найтингейл была решительным противником тех, кто хотел сохранить статус – кво, и последовательным сторонником госпиталей и военной реформы, а также бесспорным авторитетом во всем, что касалось условий жизни солдат. В эпоху, которая наступила после Флоренс Найтингейл, с британским солдатом уже не обращались как с бессловесным животным. На солдата стали смотреть как на собственность ее Величества и в этом своем звании, достойном приличного обращения, нормального рациона питания, соответствующего обеспечения, казарм, пригодных для жилья и поддержания здоровья, хорошего медицинского обслуживания, когда он болен или ранен.

Успешный опыт Флорис Найтингейл продемонстрировал значение тщательно сестринского ухода, а также эффективность ее системы обучения женщин профессии медицинской сестры, и оценка этой профессии в глазах общества стала меняться от «неприличного времяпровождения» до достойного и уважаемого занятия, которое дает возможность порядочным женщинам из приличных семей найти хорошую работу.

Основными пунктами организационной реформы, проведенной Флорис Найингейл были: определение должностных обязанностей, улучшенное и модернизированное руководство армией, управление госпиталями, устройство госпиталей в соответствии с правилами санитарии, определение медицинских должностных обязанностей в армии, введение системы статистического учета в гражданских и военных госпиталях, а также оценка медицинских работников по их компетентности, а не по знаниям. Там, где Найингейл в процессе ее работы, претворялись в практику, госпитали превращались из адского места и очага заразы в место, где страждущие могли получить гуманную помощь1.

После Крымской войны по инициативе Ф. Найтингейл при больнице Сент-Томас в Лондоне была Открыта школа подготовки Медицинских сестер. С 1872 года Флоренс – эксперт англиской армии по вопросам медицинского обслуживания больных и раненых 2.

Флоренс Найтингейл умерла в Лондоне в 1910 году и в соответствии с ее волей была похоронена на семейном кладбище в Восточном Велоу в Хемпшире. Ее хоронили с военными почестями гроб несли шесть сержантов. На ее могиле написано только «Ф.Н. 1820 – 1910».

Филиалы организации этой благородной сестры стали распространяться по всему миру, когда она была еще молодой. «Бог призвал меня на службу» - сказала она, когда ей было всего 16, таким образом, мы видим, что Флоренс Найтингейл готовила себя к служению с этого возраста и продолжала его до тех пор, когда история превратила ее в интернациональную героиню Крымской войны. Мы также видим, что она продолжили свое служение человечеству в более широком спектре деятельности и после завершения войны. Она пыталась привлечь внимание к вопросам общественного здравоохранения в период, когда о профилактической медицине даже еще не слышали. Она сказала: «предотвратить у человека возникновение болезни важнее, чем помочь ему выздороветь, последуйте за человеком в его дом, и там вы поймете многие вещи».

Флоренс Найтингейл была великой медсестрой, обладающей великим сердцем, и без ее революционной деятельности в области сестринской службы и управления госпиталями современная медицина не добилась бы таких успехов.

В 1954 г. Турецкая ассоциация решила установить мраморную мемориальную доску в башне бараков селима в Узкодоре (Скутари) в Стамбуле в знак высокой оценки и признания деятельности Флоренс Найтингейл во время Крымской войны. С тем чтобы увековечить память о Флоренс, 7 апреля 1954 г. было принято решение превратить в музей часть бараков в северо-западной башне, которую она использовала во время войны.

Памяти Флоренс Найтингейл великий американский поэт Г. Лонгфелло посвятил поэму «Святая Филомена». Экземпляр этой поэмы представлен в музее, помимо других предметов воссоздающих обстановку того времени1.

Портрет Найтенгейл был помещен на купюру в 10 фунтов стерлингов, она единственный медик в мире, портрет которого украшал национальную валюту2. 12 мая – общепризнанный День медицинских сестер, учрежден в честь рождения Флоренс Найтенгейл, первой медицинской сестры в годы Крымской войны.

Лига Международного Красного Креста учредила медаль имени Флоренс Найтингейль в 1912 г, в настоящее время ею награждаются выдающиеся медицинские сестры всего мира3. В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. 6 советских женщин были награждены этой медалью1.

В данном разделе мы проиллюстрировали становление института медицинских сестер в Европе. И все же, русские сестры милосердия превзошли сестер милосердия своих противников, что мы собираемся показать в следующем разделе.

  1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

«Женщины России в войнах XIX века» iconКультура России в первой половине XIX века
Самым значительным событием, повлиявшим на культуру России в первой половине XIX века являлось (ась), (лся)
«Женщины России в войнах XIX века» iconIiiроссия в XIX столетии Глава Россия в первой четверти XIX века
Многонациональный состав российских народов пополнился в первой половине 19 века за счет вхождения
«Женщины России в войнах XIX века» iconИсторико-археологическое наследие азиатской россии в фотодокументах второй половины XIX первой половины XX В. (По фондам научного архива института истории материальной культуры российской академии наук)
Охватывают период с середины XIX века до начала 1940-х гг
«Женщины России в войнах XIX века» iconI. немецкая баллада в контексте европейской литературы первой половины XIX века
Романтизм как явление в немецкой литературе конца XVIII первой половины XIX века
«Женщины России в войнах XIX века» iconПрограмма Международной конференции 5 8 апреля 2011 «Зарубежная литература XIX века Актуальные проблемы изучения»
Секция Гл здание мпгу. 10. 00 – 13. 00, 14. 00 – 17. 00. Зарубежная литература XIX века в контексте философских и эстетических концепций...
«Женщины России в войнах XIX века» iconВосточно-Сибирские воинские соединения в войнах 1-й четверти XX века
Охватывают район, где сражались соединения из Восточной Сибири – территорию Северо-Восточного Китая, Северной Кореи, России, северо-востока...
«Женщины России в войнах XIX века» iconКультура 1-ой половины XX века. Духовная жизнь Серебряного века
Цель урока: Охарактеризовать основные достижения художественной культуры конца XIX начала XX века, показав, что на её развитие повлияли...
«Женщины России в войнах XIX века» iconЗемство и мировой суд в России: законодательство и практика второй половины XIX века (конец 50-х конец 80-х гг.)
Земство и мировой суд в России: законодательство и практика второй половины XIX века (конец – 50-х – конец 80-х гг.)
«Женщины России в войнах XIX века» iconКраткий курс лекций по Отечественной истории с древности до начала XXI века
Аксенов В. Б. Краткий курс лекций по отечественной истории с древности до начала XXI века. Часть От складывания древнерусского суперэтноса...
«Женщины России в войнах XIX века» iconОлимпиадная работа по истории России первой половины XIX века
Последний дворцовый переворот, в результате которого воцарился Александр I, был совершён в
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница