Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы




НазваниеУчебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы
страница15/20
Дата03.02.2016
Размер7.24 Kb.
ТипДокументы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

V.4.Материалы для преодоления ксенофобии и развития межгражданской солидарности.

V.4.1. «Русь изначальная»

На том месте, где впоследствии возникла Русь – Московия – Россия в древности и раннем средневековье соседствовали друг с другом масса племенных диалектов и народных наречий, по крайней мере, пяти разных групп языков, принадлежащих к трем языковым семьям.

Назовем их.

Индоевропейские языки:

  • североиранские наречия и диалекты (скифский, сарматский, аланский, сакский и т.п.);

  • диалекты праславянского языка и древнеславянские племенные говоры (антский, венедский, моравский, дулебский, сербский, мазовский, словенский, полянский, северский, вятичский и т.п.);

  • ранние балтские языковые образования (прусский, куршский, жемайтский, аукшайтский, ливонский, латгальский и т.п.);

  • пра- и древнегерманские (готский, тюрингский, саксонский, аллеманский, староскандинавские говоры и диалекты)

Языки и диалекты тюркской языковой семьи (гуннский, хазарский, аварский, печенежский, торкский, старобашкирский, куманский и т.п.).

Языки, принадлежащие к угорской и финской языковой семье, по количеству, разнообразию и географическому распространению, скорее всего, превосходившие на восточно-европейской равнине все прочие языки, говоры и диалекты (древнемадьярский, буртасский, вепсский, чудьский, карельский, корсьский, водский, пермяцкий, муромский, мерьский, ижорский, саамский и т.п.)

Так случилось, что для всего этого диалектно-языкового моря в раннем средневековье роль общих языков религии, высокой книжной культуры, государственности и знати сыграли три:

  • для западной части племен и территорий, вплоть до верховьев правых притоков Днепра – латинский, язык римо-католической церкви;

  • для юго-востока, прежде всего степного и лесо-степного Поволжья и Предуралья – арабский, язык ислама;

  • и для центра – будущей Руси (а ныне Украины, Беларуси и европейской России) – особый язык православной церкви, созданный из древнеславянских и греческих слов, на основе греческой грамматики и риторики двумя знаменитыми «учителями словенскими - солунскими братьями» святыми равноапостольными Константином (Кириллом) и Мефодием.

Этот-то язык и выстроил в определенном смысле будущую Русь-Россию, как и сам русский суперэтнос, поскольку постепенно заменил собою независимо от «крови и почвы» разных племен, конкретные этнические диалекты и говоры. И, тем самым соединил возможностью понимания и «гордого внука славян, и финна, и ныне дикого тунгуса, и внука степей калмыка».

Церковно-славянский и его ближайший извод – древнерусский язык оказался в силах совершить этот действительно исполинский культуротворческий (и честно говоря – государство- и народотворящий) подвиг по крайней мере по двум естественным причинам (о причинах мистических, связанных с служением «солунских братьев» и Промыслом, говорить в рамках данной работы не можем).

Во-первых, будучи языком Церкви, Государства, Книги, церковно-славянский - древнерусский был и представлялся в глазах всех этноносителей диалектов и говоров языком высокой цивилизации. И оттого владение им было привлекательно, престижно, выделяло самых способных, активных, социально успешных20. Оно сплачивало их, противопоставляя «неучам», «профанам», «гунявым и гугнивым». Оттого и русский суперэтнос формировался первоначально как реализация высокого церковно-педагогического проекта.

И, во-вторых, потому, что изначально этот язык был языком искусственным, книжным, хотя и имеющим славянскую корневую основу. Этот, по замыслу его творцов, общеславянский христианский язык, структурная (а значит - высококультурная) калька греческого, естественно стал языком элиты, открытым к совершенствованию, в определенном смысле защищенным от узости и косности любого «живого» варварского диалекта. Путь развития церковно-славянского - древнерусского языка в современный русский, (поскольку он был именно искусственным и элитарным языком) на протяжении столетий был связан с постоянным реформированием. И реформирование это совершалось путем широких заимствований:

  • конструкций и образцовых текстов - из греческого и латыни;

  • культурно-литературной и бытовой речи из наиболее развитых западноевропейских языков;

  • наконец, слов и оборотов из диалектно-языкового моря восточной Европы разных языковых семей.

У древнерусского языка, поэтому была возможность постепенно соединить в себе самые различные оттенки выразительности и семантики. Напомним, М. В. Ломоносов говорил, что «гишпанским языком с Богом, французским - с друзьями, немецким с неприятелем, италианским - с женским полом говорить прилично» - и лишь на русском можно все это вместе.

Картина становления Руси изначальной имеет одну общую черту, выделенную и особо подчеркнутую еще Н. М. Карамзиным в качестве основополагающей для всей последующей истории России21.

Настоящее бывает следствием прошедшего. Чтобы судить о первом, надлежит вспомнить последнее; одно другим, так сказать, дополняется и в связи представляется мыслям яснее.

От моря Каспийского до Балтийского, от Черного до Ледовитого, за тысячу лет пред сим (началом русского государства – прим. автора) жили народы кочевые, звероловные и земледельческие, среди обширных пустынь, известных грекам и римлянам более по сказкам баснословия, нежели по верным описаниям очевидцев. Провидению угодно было составить из сих разнородных племен обширнейшее государство в мире.

С 1811 года, когда Н. М. Карамзин опубликовал свою «Записку о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях», масса археологических, источниковедческих, общеисторических и т. п. исследований многократно подтвердили эту чеканную формулу нашего первого национально-государственного историографа.

Начиная с III до н. э. и вплоть до времени крещения Руси, а местами и до времени последних Рюриковичей – первых Романовых, пространство – от Балтики до Понта с Севера на Юг, и от Дуная – Эльбы до Предуралья с Запада на Восток было одним общим кочевым полем для множества племен. Правда, природа кочеванья этих племен была разной. К Югу от Оки и Камы – это кочевники-скотоводы, от Оки и Камы на север вплоть до Верхней Волги – Западной Двины – это подсечно-огневые земледельцы, а далее на север – таежные североевропейцы: охотники, рыболовы, лесные промысловики; и еще полярнее - жители тундры и берегов северных морей – оленеводы и охотники за морским зверем. Главное, что их всех объединяло в эти 12 – 13 веков – невозможность какой-либо оседлой жизни.

Причем, если для нашего представления об образе жизни степных скотоводов, таежных и тундровых охотников, собирателей, оленеводов такая мысль совершенно традиционна, то для их лесных соседей средней полосы - земледельцев, ее надо подчеркнуть особо.

Дело в том, что подсечное земледелие в лесах требует смены поля через каждые три года потому, что плодородие может быть восстановлено на огневой подсеке лишь через 15 – 20 лет. Учитывая средний размер племени лесных земледельцев в 1500 – 2000 человек, получаем перемещения на площади порядка 500 кв. км при жизни одного поколения. А за 12 веков сменилось не менее 60 поколений.

Относительно свободному перемещению племен способствовали также и особенности большой европейской равнины – нет природных ограничителей в широтном направлении – от североморского и балтийского Поморья, к северу от Судет и Карпат через среднее течение Днепра, к северу от Десны, Оки и Камы вплоть до Предуралья – нет никаких ясных географических границ, кроме текущих с Севера на Юг великих рек Днепра и Волги в их среднем течении. Но зато сколько рек, речек и речушек текут здесь с запада на восток и с востока на запад: Эльба (Лаба), Одра (Одер), Висла, Неман, Березина, Западная Двина, Десна, Вязьма, Ока, Москва, Клязьма, Нерль, Вазуза, Кама, Белая, в этом же широтном направлении сходятся очень близко верхние Днепр и Волга с верховьями Западной Двины. Все эти водные пути летом и зимой предоставляли отличную возможность для переходов с места на место в относительно близком по климату и почвам природном окружении.

Этот коридор на западе между Эльбой и Западной Двиной был в ширину почти 600 км, на востоке в Предуралье составлял всего около 300. И вот, в этом лесном подсечно-земледельческом трапецевидном коридоре медленно, но без существенных природных ограничений перемещались с место на место племена, из сплетения и расплетения которых в III вв. до н. э. – X в. н. э. складывались будущие русские, белорусы, отчасти украинцы, поляки, литовцы, отчасти немцы, удмурты (вотяки), марийцы, чуваши, булгары (волжские татары).

И вот перед нами живая карта перемещений небольших общин, переносивших с собой имена привычных им рек и озер, а также своих градов и их окрестностей.

Вот Плесков (нынешний Псков) на северо-западе России, а вот Плиска в Болгарии, вот Плетцкау коммуна в Германии, недалеко от Эльбы (Лабы) в земле Саксония-Анхальт, в бывшем княжестве Анхальт-Цербст, родине русской императрицы Екатерины II, а еще Плотск (Плоцк) на берегу Вислы — один из древнейших городов Польши22. Существует несколько поселений с именем Ростов (Ростов между Москвой и Ярославлем, Росток в немецкой Померании, и Ро(у,а)стенбе(у)рг на землях бывшего Тевтонского ордена (ныне Кентшин в Польше). Есть три Липецка (Липецк в России, Лейпциг в Саксонии, Липск в Великом княжестве Литовском, сегодня в Беларуси), два (или четыре?) Любеча. Один - древнерусский город на Днепре, ныне посёлок городского типа в Черниговской области, другой – немецкий Любек, порт на Балтийском море вблизи устья реки Травы, и еще Любляна – в нынешней Словении и Люблин – в Польше. Сколько всего Переяславлей или Новгородов – точно сказать нельзя: Переяславль Южный, Переяславль Рязанский, Переяславль Залесский, Преславец на Дунае, Велики-Преслава (столица первого Болгарского царства); Новгород Великий, Новгород Северский, Новогрудок литовский, Новоград-волынский, Наугард в бывшей немецкой Померании, ныне – польском Поморье в 15 км на восток от Одерской губы, и кстати, там же недалеко друг от друга Белгард (слав. Белгород и Белград) и Старгард (слав. Старгород)…

Мне удалось найти, по крайней мере, 4 Звенигорода: один в Московской обл., другой Звенигород Галицкий - древнерусский город на левом берегу Днестра, третий Звенигород Червенский - древнерусский город в Подольской земле на реке Белке, к юго-востоку от Львова, наконец, Звенигород Киевский - древнерусский город-крепость, прикрывавший Киев с юго-востока.

Есть также много топонимов напоминающих Киев, среди которых самым известным можно считать польскую Куявию - польск. Kujawy — область на севере Польши, в междуречье рек Висла и Нотеч, к западу от Мазовии.

Несколько названий производных от «Хълм» - это город Холм на р. Ловати в новогородской области, затем Хелм Волынский и Хелмно в куявской земле в Мазовии. Известно и более пяти поселений с именем Галич.

В каком же направлении происходит эта миграция названий поселений? Очевидно, что основной «тренд» с запада - на восток, и даже - на северо-восток, почти по М. Волошину: «Сотни лет мы шли навстречу вьюгам// С юга вдаль — на северо-восток». Эпицентр концентрации данных поселенческих топонимов польско-немецкое Поморье, территория бывшей Пруссии и нынешней Польши. Отсюда протягиваются несколько относительно слабых лучей на Юг в сторону Дуная и Балкан и мощный поток на Восток – на Днепр, Десну, Оку и на Северо-Восток – за Неман, на Западную Двину, Ловать, Ильмень.

Однако есть и обратная волна. Хотя она существенно слабее. Это миграция речных названий в нашем лесном коридоре с Востока и Северо-востока – на Запад. Вот Лама, речка в Московской и Тверской области – приток Шоши, притока Волги, а вот Лама, в Калининградской области – впадающая в Калининградский залив. Вот Орша приток Волги в Тверской области, а вот Оршица с одноименным городом в Беларуси - приток Днепра. Наиболее красноречива судьба гидронима «Яуза»: это название нескольких рек: приток Москвы, приток Ламы, приток Гжати, приток Сестры, и кроме того это и Вазуза, приток Волги и Вязьма, приток Днепра (по Фасмеру – все эти слова-омонимы финского происхождения). И, наконец, Ока (финское йоки – вода) как бы рука с финно-угорского востока, протянутая к западу – славянской Десне (правой – старослав.) притоку Днепра.

Есть, кстати, одна любопытная гипотеза, которая утверждает, что поселенческие топонимы переносят с собой большей частью мужские по составу ватаги дружинников, ходящих «за данью» на этапе разложения родового строя. В то время, как речные, озерные и местно-рельефные топонимы сохраняют обычно женщины, из разбитых и полуистребленных общин, доставшиеся «чужакам» - завоевателям-мужчинам. Поэтому, говорят сторонники этой точки зрения – балто-славянские имена «градов и весей» на восточно-европейской равнине («Галичи», «Холмы», «Переяславли», «Звенигороды», «Любечи» и т.п.) показывают направление «наездов» мужских отрядов балто-славян в финно-угорский мир. «Помеченный» в свою очередь именами рек и речек («Оки-йоки», «Яузы», «Орши», «Шоши», «Нерли» и т.п.), сохранившихся в топонимике благодаря «взятым с бою» местным женщинам из финно-угров.

Что, кстати, еще раз показывает сложность био-этно-лингвистических реконструкций современных наций, и, заодно, подтверждает слова Нестора о том, что вятичи, радимичи, кривичи, словене и т.п. «пришли и сели» кто на Оке, кто на Соже, кто на Двине, Ловати и Ильмене И – добавим от себя – пришли, сели и принесли с собой названия своих далеких поморских, мазурских, висленско-одерских, балтийских градов-родин. И эти «новые» города до сих пор стоят в окружении местных финно-угорских речек и рек.

Картина «бродильно-родильного пространства «Изначальной Руси» будет неполной, если не учитывать двух мощных движений племен с севера на юг. Первое – движение тех, кого римляне называли готами, а англо-саксы в «Беовульфе» – гутиями. Эти племена скорее протогерманские, с Балтики по Западной Двине и Днепру вышли к Понту в III в. н.э., прихватив с собой попутчиков из лесов. Вероятно не целыми племенами или родами, а скорее ватагами – молодежь, отщепенцев, пленников и т.п. Но, что важно, сами готы или гутии в лесном коридоре не остались – ушли искать славы и счастья к Дунаю, Карпатам, Балканам и далее везде.

Второе движение северян к югу случилось в VII – X вв. и имело уже прямое отношение к этногенезу русских, украинцев, белорусов, поляков, литовцев, латышей, финнов, эстонцев и финноугорцев Поволжья и Предуралья. Это масштабное и длительное движение скандинавских народов из-за Балтики по Неве, Ладоге, Онеге, Волхову, Волге и Днепру к Черному и Каспийскому морям.

И, наконец, великие переселенческие волны в степи Северного Причерноморья и Южного Предуралья. В течение всех интересующих нас здесь полутора тысяч лет через них с Востока на Запад катились валы кочевников. Иранцы-сарматы вытеснили и ассимилировали родственных им скифов в III – II вв. до н. э.. Сарматы господствовали в степях от Волги до Дуная вплоть до IV в., когда под именем алан (это имя до сего дня хранят осетины), они влились в новую, теперь уже монгольскую орду, пришедшую от границ Китая – гуннов. Гунны в V – VI вв. были вытеснены и ассимилированы тюрками – сначала аварами, а затем уже в IX вв. хазарами и печенегами. В IX в. через южнорусские степи и приднепровскую лесостепь прошла орда угров-мадьяр, разметав на своем пути в будущую Венгрию и печенегов, и хазар… которые, однако, возвратились к своим привычным кочевым маршрутам, как только Угры ушли за Дунай…

Особенность всех этих степных орд в плане демографическом, состояла в том, что, имея относительно площади кочевий небольшую численность, они обладали высокой мобильностью и в связи с этим возможностью концентрировать силы. Поэтому кочевая орда в степи была заведомо сильнее равного по численности и даже более многочисленного земледельческого народа. Еще одна черта причерноморско-прикаспийских кочевников – их неприхотливость в хозяйстве и быту, а также устойчивость к местному резко-континентальному климату. Поэтому конные орды со времен скифов и вплоть до позднейших татаро-монголов могли зимой продвигаться по замерзшим рекам в лесные области и непосредственно грабить рассеянных по большим территориям подсечных земледельцев, обкладывать их регулярной данью, и, в общем, жить со своими северными соседями в некотором паразитическом симбиозе.

Однако добыча в лесах была для степняков, конечно, не главной. Главным предметом их вожделений была «империя за Рекой» - сначала старый Рим, а потом снова Рим – но уже Новый – Византия. Добыча в лесах, прежде всего рабы и рабыни, степнякам – от античных скифов – до позднейших печенегов и половцев нужна была для обмена на предметы роскоши, имевшие в глазах степных варваров отнюдь не экономическую или меновую ценность, но, в первую очередь, являвших собой знаки магического могущества, избранности перед лицом их богов.

Конечно, «империя за Рекой» уже с третьего века была вожделенной не только для причерноморских и прикаспийских степняков, но и для далеких северян, открывших путь с Балтики на Юг по великим рекам – Неве - Волхову – Волге, и Двине – Днепру. Народы Севера с примкнувшими лесными ватагами, степняки с Востока, сталкиваясь друг с другом, то вместе, то по отдельности, то огромными потоками, то отдельными набегами постоянно толпились у Дуная и Балкан. А «империя за рекой», позже «империя за горами» - вожделенная Византия все звала их своим волшебным светом.

И вот где-то с III по X века образовался на месте старого относительно устойчивого около-греко-ближневосточного варварского мира, как он был известен еще Геродоту, а позже с небольшими изменениями Страбону и Диодору – великий привизантийский плавильный котел племен и народов. Такое единое «бродильное» пространство – от Скандинавии и Балтийского Поморья, Белого моря и Урала, Каспийских ворот и Кавказа – до Дуная и Балканских гор.

И вот в этом бродильном, во всех смыслах этого слова, котле и сварилось то, что впервые получило название у Нестора – Русская земля.

Русская история, поэтому и есть процесс постепенного остывания и кристаллизации, и, следовательно, – разделения на части и обособления частей друг от друга этнического, культурного, языкового содержимого этого котла. Данный процесс происходил естественным образом, как любое природно-эволюционное развитие человеческого сообщества.

И вместе с тем русская история есть история мощного
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   20

Похожие:

Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconПрограммы психолого-педагогической подготовки родителей по формированию гражданской идентичности личности в рамках социального партнерства семьи и школы Москва, 2012
Г на выполнение работ (оказание услуг) по проекту «Разработка и экспериментальное внедрение моделей психолого-педагогической подготовки...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconУчебно-методические материалы для проведения практических занятий в рамках образовательной программы
Учебно-методические материалы для проведения практических занятий в рамках образовательной программы «Преподавание истории и обществознания...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconПедагогические условия организации в дошкольном образовательном учреждении развивающей предметной среды по формированию у старших дошкольников основ гражданской идентичности (методический аспект) Радионова Ольга Радиславовна, к п. н
Педагогические условия организации в дошкольном образовательном учреждении развивающей предметной среды по формированию у старших...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconАнализ работы гоу сош №509 за 2010 2011 учебный год
Формируется у учащихся положительное отношение к учению как условию личностного роста. Данные условия способствуют всестороннему...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconРазвитие гражданской идентичности педагогов в процессе непрерывного профессионального образования
Д 212. 177. 02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора педагогических наук в Омском государственном педагогическом...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconРабочая программа по Всеобщей истории. История Средних веков (6 класс), разработанная учителем высшей категории Сухановой А. Н
Программа предназначена для учащихся 6 класса общеобразовательной школы, образовательная область история. Курс истории на ступени...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconИнформационная культура личности библиографический указатель кемерово 2006
Библиографический указатель предназначен для исследователей, занимающихся разработкой теории формирования информационной культуры...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы icon«Удмуртия на карте России»
Заложены основы гражданской идентичности личности в форме осознания «Я — гражданин России»: чувства сопричастности к происходящему...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconМетодические рекомендации по развитию творческих способностей воспитанников
Главная задача педагогов выявить таких учащихся, привлечь их к активной исследовательской и экспериментальной работе, вооружить их...
Учебно-методические материалы для педагогов различных ступеней системы общего образования по формированию гражданской идентичности личности учащихся в рамках социального партнерства семьи и школы iconМетодические рекомендации по развитию творческих способностей воспитанников
Главная задача педагогов выявить таких учащихся, привлечь их к активной исследовательской и экспериментальной работе, вооружить их...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница