Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет




Скачать 22.74 Kb.
НазваниеЛебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет
страница8/25
Дата04.02.2016
Размер22.74 Kb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
*(171).

Проблема определения формы электронного документа: подлинник или копия. На теоретическом уровне до сих пор не решен вопрос, что считать подлинником электронного документа. Ситуация усложняется тем, что информация, которую пользователь наблюдает на экране, не является идентичной той, которая размещена на информационном ресурсе (там она представляет собой ряд компьютерных файлов, кодированных языком HTML). Более того, когда пользователь распечатывает на принтере содержание экрана монитора (а практически во всех судебных процессах, связанных с использованием сети Интернет, исследовались именно такие доказательства), при печати к данному изображению добавляется специальная информация (о времени осуществления распечатки, адрес распечатываемого ресурса).

Таким образом, важно подчеркнуть, что распечатка на бумаге, где достоверно отражается содержание страницы в сети Интернет, не является копией этой страницы в строгом смысле слова, это необходимо учитывать при оценке таких доказательств.

Документирована ли информация, полученная из сети Интернет. На сегодняшний момент законодательно не закреплен порядок документирования информации, который согласно ст. 5 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. "Об информации, информатизации и защите информации" устанавливается органами государственной власти, ответственными за организацию делопроизводства. Данная проблема, на первый взгляд, кажется надуманной. Но это далеко не так. Существует прецедент отказа в удовлетворении иска именно по этому основанию. Так, в решении Арбитражного суда г. Москвы по делу ООО "Промо-РУ" к ООО "Познавательная книга плюс" судья использовал такую фразу: "Информация (документы), полученная из Международной информационной сети "Интернет", представленная истцом, не документирована и не обладает никакой юридической силой, поскольку не может быть заверена каким-либо должностным лицом, обладающим соответствующими полномочиями"*(172).

Проблема отсутствия у суда соответствующих технических возможностей. В ходе судебных разбирательств суд в подавляющем большинстве случаев заслушивал объяснения сторон и свидетелей и ознакомлялся с письменными доказательствами, представленными на бумажных носителях, т.е. использовал классические способы получения и исследования доказательств. Суд не воспользовался возможностью непосредственно ознакомиться с обстоятельствами, имеющими отношение к нарушителям прав в сети Интернет, самостоятельно используя компьютерное оборудование и сеть Интернет. Непосредственно суд не проверял ни фактическое размещение в Интернете определенной информации, ни ее принадлежность ответчикам.

Отсутствие у суда технической возможности самостоятельного визуального наблюдения информации на сайтах сети Интернет по сути исключает правильную оценку достоверности таких доказательств. Это доказывает судебная практика. Так, рассмотрев одно из дел, суд посчитал, что "распечатка образов экранов", содержащая название программы, фамилию, имя и отчество разработчика, указание на принадлежность авторских прав юридическому лицу, не может служить доказательством нарушения ответчиком прав истца, так как отсутствуют доказательства утверждения истца об их получении через веб-сайт сети Интернет по адресу ответчика. Будь у суда техническая возможность ознакомления с информацией, размещенной в Интернете, необходимость таких доказательств отпала бы. Однако это объективно породит новую проблему: наличие такой возможности будет означать делегирование суду функции удостоверения достоверности и идентичности информации, что противоречит задачам и целям судебной деятельности в РФ. Вместе с тем, если рассматривать возможность непосредственного ознакомления с доказательствами путем подключения к сети Интернет в зале заседания, то необходимо обеспечить информационную безопасность, чтобы не допустить потенциальной фальсификации сведений в результате вторжения в информационную систему суда.

Проблема обеспечения электронных доказательств. Ввиду того, что не существует законодательно урегулированного порядка фиксации факта и содержания распространенной массовой информации через сеть Интернет, возникает много затруднений.

В настоящее время для обеспечения большей доказательственной силы распечаток страниц сайтов используется практика удостоверения таких доказательств нотариусом, который самостоятельно входит на сервер ответчика, регистрируется там в качестве пользователя и сопоставляет содержащиеся там сведения с представленными. Так, в деле ООО "Сильмарилл" против ООО "СофтЛэнд" использовались протокол осмотра письменных доказательств, осуществленного нотариусом г. Санкт-Петербурга, и материалы экспертизы, произведенной по его запросу учреждением системы Министерства юстиции.

Проблема юрисдикции отношений, связанных с сетью Интернет. Несмотря на отмеченные процессуальные проблемы, объективную сложность исследования обстоятельств споров, связанных с использованием сети Интернет, отсутствие предметного законодательства об электронном документообороте, в России постепенно формируется судебная практика, в которой исследуются и оцениваются доказательства, полученные с помощью Интернета. Количество прецедентов невелико, однако необходимо проанализировать тенденции развития судебной практики.

Наиболее часто в таких спорах защищаются права на фирменные наименования и товарные знаки (знаки обслуживания). В суд в качестве доказательств предоставлялись распечатки информационных ресурсов. Например, в доменных спорах стороны предоставляли распечатки из баз данных доменных имен регистратора российской доменной зоны RU - Российского научно-исследовательского института развития общественных связей. В заседаниях данные доказательства не оспаривались и считались допустимыми. Вместе с тем часто при рассмотрении указанных доказательств у суда возникали сомнения в их относимости, так как письменные доказательства в форме распечаток содержания экранов объективно не показывают суду возможностей и свойств сети Интернет (например, организацию, основанную на гипертекстовой ссылке). Это приводит, например, к таким выводам суда: "Доводы истца в отношении наличия доказательств нарушения его прав путем размещения в Интернете информации первым ответчиком отклоняются, так как представленные истцом копии страниц сайта ответчика не доказывают ее фактического размещения ответчиком".

Проанализировав судебные решения, можно сделать вывод, что суд "не доверяет" электронным доказательствам, просит представить дополнительные, например, договор с провайдером об использовании сайта. Однако, поскольку данные отношения законодательством не урегулированы, в частности, не требуется императивного заключения договора, то указанное условие суда часто не выполняется, что влечет ущемление прав истца.

В существенной части анализируемых судебных решений имеют место ошибки суда. Так, суд часто исходил из тезиса "на день рассмотрения спора не существует закона или иного правового акта, регулирующего соответствующие взаимоотношения", и не проводил детального анализа обстоятельств дела. Например, в доменных спорах не анализировал, насколько зарегистрированные классы товаров и услуг соотносились с действиями ответчика, связанными с использованием домена.

До настоящего момента в судебных процессах использовались классические способы получения и изучения доказательств. И, хотя заседания вели судьи, специализирующиеся на интеллектуальной собственности, отсутствие методик в проведении экспертиз, сборе и оценке сетевых доказательств превращало относительно несложные процессы в продолжительные и драматические.

Тем не менее постепенно вырисовываются те методические требования, которые должны быть учтены при рассмотрении споров, связанных с информационным пространством:

1) нужно получать информацию о принадлежности доменных имен информационных ресурсов из базы данных доменных имен зоны RU;

2) исследовать бумажные распечатки содержания ресурсов, полученные не только от участников процесса, но и от лиц, не имеющих процессуального статуса, в порядке истребования доказательств, предусмотренном процессуальными кодексами;

3) при необходимости назначать специализированную экспертизу или привлекать к процессу специалистов.

Таким образом, анализ судебной практики показал, что российский законодатель, легально закрепив на уровне федерального закона возможность использования электронных документов в судопроизводстве, не обеспечил гарантий такого использования, гарантий полной доказательственной силы электронных документов.

Судебная практика, касающаяся разрешения дел с помощью электронных доказательств, в России постепенно формируется, что, несомненно, очень важно для всей правовой системы государства. Однако происходит этот процесс очень медленно, принимаются противоречивые решения. Производимая судом оценка электронных документов как доказательств почти всегда негативная. Это означает, что не отрицается только допустимость такого рода доказательств, а остальные признаки (относимость, достоверность, достаточность) всегда оспариваются и, в конечном итоге, суд учитывает такие доказательства не в полной мере.

В рамках данного исследования заслуживает внимания и сфера организации труда и производственных отношений, в которой важное значение имеет появление так называемого гибкого рабочего места и развитие надомничества, когда работник остается дома, работает на персональном компьютере, а его рабочее место называется гибким. Как отмечает Г.В. Белов, такое современное надомничество в англоязычной специальной литературе определяется термином "телекомьютинг". Телекомьютинг повышает производительность труда, по некоторым оценкам, на 25%, однако может приводить к ряду нежелательных проблем социально-психологического и административного характера*(173).

Особую значимость приобрела проблема контроля за рабочим местом служащего, включающая противоречие между потребностями работодателя (право прерывать сообщения служащего, например, для контролирования сделок, обеспечения гарантий работы системы в целом или предотвращения распространения клеветнических сведений) и правом служащего на конфиденциальность информации.

В настоящее время в России регламентируется лишь вопрос о проведении оперативно-розыскных мероприятий, позволяющих органам ФСБ России получать содержимое сообщений электросвязи, в том числе Интернета, и информацию о них в любое время*(174). Другими словами, специальные нормы, регулирующие отношения между работником и работодателем по перехвату и блокировке сообщений, отсутствуют.

Подобная ситуация может стать предпосылкой для неправомерного поведения работодателей, влекущего нарушение прав работников на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, предусмотренных ст. 23 Конституции Российской Федерации. Тем более что ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Особую актуальность данная проблема приобретает в связи с распространением новых технологических решений по обеспечению управляемости, надежности, безопасности рабочих мест. За последние годы технологические компании выработали несколько различных подходов и решений: Х-терминалы, Win-терминалы, бездисковые станции, сетевые компьютеры. В настоящее время за счет развития сетевых технологий появилась возможность сконцентрировать все данные и вычислительную нагрузку на централизованном серверном комплексе, сделав клиентские рабочие места максимально облегченными и управляемыми.

Как отмечает Павел Анни*(175), в решении на базе "тонких" клиентов все пользовательские данные и запускаемые приложения хранятся и управляются централизованно. Системный администратор определяет, какие приложения будут доступны пользователям (с точностью до пользователя), контролирует хранимые данные (на вирусы, на конфиденциальность, на мусор), управляет распределением ресурсов.

Таким образом, работодатель имеет достаточные технические возможности для осуществления контроля за рабочим местом работника, в том числе и для блокировки и перехвата электронных сообщений последнего.

В то же самое время работодатель не имеет права незаконно собирать или распространять сведения о частной жизни работника, составляющие его личную или семейную тайну, без его согласия; нарушать тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан. Нарушение указанных запретов влечет уголовную ответственность (ст. 137, 138 УК РФ).

Выходом из сложившейся ситуации может стать разработка работодателем политики компании в отношении использования электронной почты и доступа в Интернет на рабочем месте работника. Эффективной с точки зрения работодателя будет политика уведомления работника о том, что все частные, не относящиеся к работе действия последний совершает на свой риск и не может рассчитывать в данном случае на неприкосновенность личной жизни. Работодатель должен разъяснить служащим, в каких случаях можно использовать телефонную связь и электронную почту в личных целях и какое использование может повлечь применение дисциплинарного взыскания.

Работодатель может в договоре с работником установить, что последний согласен на контроль и блокировку сообщения и на разглашение сведений о возможных получателях информации. Однако в данном случае возникает другая проблема. Дело в том, что другая сторона, участвующая в информационном обмене, также пользуется правом неприкосновенности частной жизни, переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Это означает, что согласие последней на контроль и блокировку сообщения также необходимо. Таким образом, наблюдение в режиме реального времени за сообщениями работников, общающихся с лицами, не давшими согласие на такое наблюдение, может повлечь применение соответствующих мер ответственности. В данном случае целесообразно сначала получить необходимое согласие и только потом исследовать сообщение, сохранившееся на сервере компании.

Кроме того, работодатель может предоставить служащим возможность пользоваться персональными средствами связи.

В Великобритании проблема противоречия между потребностями работодателя и правом служащего на конфиденциальность информации появилась при рассмотрении и принятии Закона о регулировании следственных действий (The Regulation of Investigatory Powers Act (RIPA))*(176), который предусматривает контроль и блокировку как сообщений, отправляемых как по электронной почте, так и телефонные переговоры, и, что наиболее спорно, раскрытие ключей шифрования. Причем служащие и работодатели одинаково подпадают под сферу действия данного закона.

Вместе с тем в октябре 2000 г. в Великобритании вступили в силу Акт о правах человека 1998 г. и так называемые нормы "Законной Деловой Практики" (The Lawful Business Practice regulations), которым работодатели также должны подчиняться. В Акте о правах человека указано, что каждый имеет право на защиту частной и семейной жизни, жилища, корреспонденции.

Профессиональные союзы заявили, что RIPA предоставляет слишком значительные полномочия работодателям по контролю персональной информации. Представители работодателей утверждали, что получение согласия отправителя и получателя информации (как основание для законного контроля) проблематично. В итоге Правительством были выработаны определенные ограничения*(177).

Теперь контроль и блокировка сообщений допускается, если работодатель обоснованно убежден, что будет получено согласие отправителя и получателя сообщения на его контроль. Если согласие не получено, то контроль и блокировка могут быть осуществлены для:

1) установления существования фактов (например, сделки) или согласия с применяемыми методами и процедурами;

2) предотвращения или обнаружения признаков преступления или несанкционированного использования системы;

3) обеспечения эффективной работы самой системы*(178).

Даже если такой контроль осуществлялся в рамках "законной деловой практики", он будет допущен только:

1) для целей бизнеса;

2) если работодатель предпринял все "разумные меры", чтобы предупредить отправителя и получателя информации о том, что сообщение может быть перехвачено (например, путем телефонного сообщения или с помощью электронной почты).

Возникновение в России новых общественных отношений в связи с функционированием Интернета, их трансформация в основных сферах общественной жизни существенно влияет на становление информационных правоотношений, которые требуют особого регулирования. В данном случае представляется целесообразным использование положительного опыта зарубежных стран.

Существуют также процессуально-правовые проблемы обнаружения и доказывания фактов нарушения авторских прав при размещении информации в Интернете, проблема правового регулирования исключительных прав на доменное наименование, которое идентифицирует сетевой информационный ресурс, и соотношение этих прав с правами на товарный знак и фирменное наименование; проблема защиты персональных данных, обеспечения права граждан на получение информации из Интернета, в том числе правовой информации и информации о деятельности государственных органов; предотвращение распространения сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию граждан
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25

Похожие:

Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconРоссийской Федерации Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского Т. А. Капитонова, С. В. Лебедева
Практико-ориентированное методическое пособие / Капитонова Т. А., Лебедева С. В. – Саратов: иц «Наука», 2008. – 112 с. – (Профессиональная...
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconПрограмма дисциплины «Строительное право»
Изучение данной дисциплины базируется на следующих дисциплинах: «Гражданское право», «Административное право», «Международное право»,...
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconКонспект занятия в подготовительной группе
Закрепить знания детей о некоторых правах и обязанностях (право на жизнь и имя, право на игру, право на образование, право на медицинское...
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 12. 00. 03 Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право отрасль 12. 00. 00 Юридические науки
По специальности 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconФ. И. О. Ветрова Алена Александровна Должность
Читаемые дисциплины: административное право, экологическое право, земельное право, право социального обеспечения
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconФинансовая аренда как форма инвестиций
Специальность 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconПравовое регулирование валютных бирж в россии и других странах
Гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconТеоретические проблемы гражданско-правового регулирования банковских кредитных отношений
Специальность 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconТеоретические и практические проблемы правового регулирования несостоятельности (банкротства) особых категорий субъектов конкурсного права
Специальность 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
Лебедева Н. Н. Право. Личность. Интернет iconОпыт российской федерации и других стран в разрешении проблем правового регулирования возникновения юридических лиц в таджикистане
Специальность: 12. 00. 03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница