Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm




Скачать 19.64 Kb.
НазваниеАндрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm
Дата04.02.2016
Размер19.64 Kb.
ТипДокументы
РУСОФОБИЯ В США


Андрей Цыганков


Международные процессы, № 3, 2006


http://www.intertrends.ru/twelfth/010.htm


        Критика в адрес России видными представителями американского истеблишмента – привычный факт. Несмотря на наличие хороших личных отношений между президентами двух стран, взаимодействие политических элит не в лучшем состоянии. Опубликованный в США доклад Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) «Неверное направление России»1, подготовленный под руководством видных представителей Демократической и Республиканской партий, равно как и выступления ряда представителей администрации Дж. Буша-младшего, подтверждают это. В Соединенных Штатах отмечают, что в России нарастают тенденции к авторитарности и «империализму» в отношении Грузии и Украины. Обсуждаются темы коррупции, ситуации в Чечне, заказных убийств, сотрудничества России с антизападными режимами, притеснения власти по отношению к иностранному бизнесу, в том числе на Сахалине.
        В России эти настроения считают русофобскими или продиктованными страхом перед Российской Федерацией. Односторонность американской критики в адрес России видна невооруженным глазом. Во-первых, критика российской политической системы не сопровождается самокритикой. Репутация самой американской демократии между тем изрядно пошатнулись после скандалов вокруг тюрем Абу-Грейб (Ирак) и Гуантанамо (Куба), а также в результате ущемления гражданских свобод внутри страны и агрессивной внешней политики –  прежде всего на Ближнем Востоке.
        Во-вторых, критики России ошибочно считают образцом российской демократии режим Б. Ельцина, игнорируя то обстоятельство, что именно при нем в Российской Федерации сложился коррумпированный олигархический капитализм, страна была поставлена на грань распада, а подавляющая часть населения попросту разорена. Все это не могло изгладиться и не изгладилось из памяти российских избирателей, отказывающихся голосовать за «правых либералов».
        В-третьих, нападки на Россию за недостатки ее демократии –  – классический вариант «двойных стандартов». Российская демократия, при всей ее ограниченности, полней и совершенней, чем демократия в Казахстане или Грузии, хотя ни одна из названных стран не фигурирует среди объектов американского негодования.
        В России подобная критика не вызывает никакого желания исправляться, а только убеждает граждан в «предвзятости американцев» и их стремлении манипулировать российской политикой при помощи грубого пропагандистского давления. В итоге растут ряды сторонников той части старых русских мыслителей (Николая Данилевского, Константина Леонтьева и Николая Гумилева), которые мутили мысли сагами о принципиальной «культурной несовместимости России и Америки». В США о несовместимости Запада и Незапада не устает писать С. Хантингтон. Кое в чем современные российские и американские «почвенники-цивилизационщики» близки. Они укрепляют друг друга взаимным признанием.
        Между тем, русофобия не является продуктом американской ментальности или неприязни западных людей к России. Русофобская риторика может быть рациональной в основе, выступая продуктом прагматического расчета политического класса. Непредвзятые исследователи отмечали связь между укреплением позиций России в мире и ростом таких настроений. Проблема заключается не столько в их культурной укорененности, сколько в инструментальности: подобные стереотипы служат конкретным политическим интересам Америки.


1


        Внешняя политика США не направлена непосредственно против России и в этом смысле не является в своей основе антироссийской. Но она легко становится такой, если Москва «оказывается на пути» реализации американских планов. Большинство американцев не принадлежат к числу «культурно несовместимых» русофобов. Они просто мало интересуются Россией.
        Ситуация в таком ракурсе становится и проще, и сложнее. Проще, поскольку нередко в основе антироссийских эмоций – не базовые культурные стереотипы, а сиюминутные интересы. Сложнее, поскольку выявить элитные группы, поднимающие на щит и использующие русофобию, не просто.
        Исходя из допущения о культурном противостоянии, шансов на российско-американское сближение нет по определению. Если не связывать себя им, стоит вместо «разоблачения пропаганды» сосредоточиться на поиске взаимопонимания с американской элитой. Как выразился однажды Джордж Буш-младший во время визита в Канаду, Америка – друг, нравится вам это или нет.
        В основе представлений об Америке, характерных для «российских окраинных» (левых – в лице КПРФ и правых в лице ЛДПР), лежит предположение о том, что США целенаправленно стремится ослабить Россию и подчинить ее. Г. Зюганов и близкие ему интеллектуально-политические силы любят тезис об «управляемой катастрофе», согласно которому Вашингтон продолжает «управлять процессами распада» в России. Почвенник А. Дугин, «зеркально отражая» примитивизмы З. Бжезинского, извел горы бумаги, описывая «геополитическую несопосоставимость» Америки и России. С. Глазьев усмотрел в неолиберальной стратегии шоковой терапии сознательное стремление к истреблению русских – геноцид. Многие газетные и журнальные писатели транслировали те же идеи в собственных интерпретациях.
        Американские авторы, правда, все время подбрасывали пищу для появления таких мнений. Любимый автор российских «крайних» Збигнев Бжезинский так много и сладострастно писал о перспективах российского государства, что он стал самым читаемым американским политологом в среде русских националистов-почвенников. Разрушительные (не только для коммунизма, но и страны) советы американских экспертов при президенте Б. Ельцине (А. Аслунд и Дж. Сакс) тоже истолковывались в России как хорошо продуманные «происки США».
        Теория «антироссийского заговора» кажется многим простым россиянам объяснением тех процессов, которые происходят в отношениях между Россией и Западом. Миф о русофобии как основе американской внешней политики работает на укрепление «российских крайних». Прежде всего, это, конечно, проблема России. Но это и проблема Америки в той мере, как ей бывает нужна поддержка Москвы.
        В Соединенных Штатах есть влиятельные силы, стремящиеся к конструктивным отношениям с Россией. Но немало и тех, кто полагает, что существование сильной Россия не отвечает интересам Запада, и дело тут не в пороках российской политики, а в самом факте наличия в стратегически и экономически важном районе Евразии крупного и независимого государства. Есть фонды и организации, положившие антироссийские убеждения в основу своей деятельности. Даже интеллектуал Г. Киссинджер убежден в том, что Россия не может быть никакой, кроме как антизападной, авторитарной и экспансионистской.
        Но американская внешняя политика более прагматична. Большинство политического класса США понимает, что слабая ядерная Россия по-настоящему опасна для мира, а лишить ее ядерного оружия нет возможности. Грубая критика в адрес России – не показатель меры понимания американской элитой смысла отношений с Москвой, а инструмент давления на нее, как правило, по конкретным вопросам или их блокам. В других случаях резкости о России – просто окрик, призванный напомнить ей о необходимости если не следовать в фарватере американской политики, то по крайней мере не ставить под сомнение безусловность американского лидерства в мире.
        В принципе истоки русофобии можно отыскать в истории. Россия стала раздражать Запад своим могуществом со времени Петра I. Появились планы раздела России, возник образ «варварского народа», не способного воспринимать идеи политической и экономической свободы. В XVIII – XIX столетиях русофобия коренилась в Великобритании, либеральная общественность которой возмущалась «азиатским деспотизмом» Российской империи. Всякий раз, когда Россия демонстрировала потенциал роста и независимости в мировых делах – в посленаполеоновский период, в балканском и польском вопросах при Николае I, в период модернизации Витте-Столыпина – в британском и европейском общественном мнении пробуждались страхи перед «российским экспансионизмом».
        Америка и Россия отделены друг от друга огромной географической, политической и культурной дистанцией. Стоит ли удивляться, что наблюдения относительно слабости знания России самими русскими не в меньшей мере приложимо к американскому народу – нашу страну в США знают плохо. Данные, приводимые американскими исследователями2, позволяют выделить по крайней мере пять периодов развития американских представлений о России. До 1994 г. большинство американцев воспринимали Россию и относились к ней с симпатией. Такое отношение отвечало доминирующим в американском политическом классе настроениям, согласно которым российский народ двигался по пути демократических реформ и стратегического партнерства с Америкой.
        Период после 1994 г. отмечен явным пессимизмом – большая часть американцев относятся в это время к России с настороженностью. Такая реакция в целом соответствует изменившимся представлениям американской элиты. Поражение правых либералов на думских выборах 1993 г. и процессы приватизации российской экономики обнаружили рост коррупции и неспособность Б. Ельцина к эффективному руководству страной в процессе перехода к новой системе.
        В 1996–1997 годах настрой американцев временно улучшается, вероятно, в связи с новыми надеждами, связанными с повторным избранием Б. Ельцина в 1996 году. Однако оптимизм сменился пессимизмом в 1999 году, когда лишь 33% американцев выражали благоприятное отношение к России. Отчасти это можно связывать с отсутствием позитивных изменений внутри страны и последовавшим финансовым дефолтом, отчасти с возросшим стремлением России и ее нового премьер-министра Е. Примакова проявлять самостоятельность в международных делах (Югославия).
        После 1999 г. и вплоть до второй половины 2001-го показатели отношения к России в американском общественном мнении находились на низшей отметке, все более воспринимая ее как угрозу, а не как союзника. Такая эволюция укладывается в политическую конъюнктуру: на этот период приходится обострение российско-американских отношений в связи с войной НАТО против Сербии. Ситуация резко изменилась в конце 2001 г. в связи с вспышкой близости между Россией и США на волне солидарности после событий 11 сентября 2001 года. 60% американцев воспринимали Россию в качестве союзника.
        Затем это восприятие снова тускнеет. После 2003 г. в американских СМИ начинает нарастать усилившаяся сегодня критическая кампания против России. «Россию Путина» рисуют авторитарной и «потенциально антиамериканской». Сначала Россия отказалась поддержать войну в Ираке, а затем стала примеряться к более активной политике в сфере мирового энергетического снабжения – а это уже косвенно задевало интересы США как глобального лидера.
        Американское общественное мнение в своих основных установках послушно реагирует на политические сигналы администрации США. По опросу Мэрилендского университета, лишь 34% американцев оценивают роль России положительно, а 40% – негативно.
        Любопытны и другие данные опросов. Многие американцы понимают долгосрочные перспективы России лучше, чем текущие конкретные проблемы российско-западных отношений. В 2002 г. 55% американцев считало, что в ближайшее десятилетие Россия будет играть более важную международную роль3, и не разделяло опасений относительно агрессивности намерений российского руководства. В том же году лишь 31% американцев считали серьезной угрозу, происходящую из России (52% в 2000 г.)4. Значительное большинство (68%) полагали в 2002 году, что НАТО должна принять в свой состав Россию в качестве полноправного члена5. При этом в 2003 г. опросы показали, треть американцев вообще никогда не слышала о В. Путине и не имеет ясных представлений о нем6. Другое исследование в том же году обнаружило, что большинство американцев ассоциирует российский народ с коммунизмом, КГБ, холодной погодой и организованной преступностью7.
        При этом американцы не склонны расходовать средства на изучение России. Согласно опросу Ассоциации современных языков, число желающих изучать русский язык и русскую культуру сократилось по сравнению с 1990 г. на 50%8. Университеты переориентируются на изучение Китая и стран СНГ. Странно ли, что любые измышления по поводу происходящего в России должны восприниматься американцами главным образом «на веру».
        Американскую элиту в целом тоже не особенно волнуют смыслы внутриполитических процессов в России. Российская в этом смысле интересуется американской внутренней политикой больше. Политический класс США погружен в собственные интересы и живет в гармонии со своими общими, базовыми представлениями, для которых конкретика российской действительности сугубо второстепенна. Американец твердо убежден, что американская система – лучшая в мире, и остальной части земного шара нет ничего разумнее, как воспроизвести ее у себя. Кроме того, политический класс отлично понимает, что главное – контролировать ситуацию внутри Соединенных Штатов, реагировать на мнения избирателей и требования лоббистских группировок, в том числе этнических. Правда, системы лоббирования российских интересов в США по-прежнему нет. Это делает Россию особенно беззащитной перед злонамеренной критикой – ответить на нее изнутри США бывает просто некому.


2


        Американская элита формирует общественное мнение умело, деликатно и в соответствии со своими установками. Огромным подспорьем оказываются СМИ, находящиеся под контролем 4–5 крупных корпораций и поэтому фактически давно зависимые от своих владельцев. Претерпевают изменения сами основы американской демократии, которая становится снова похожей на демократию элитарную и манипулятивную. Вместо демократии «рационального выбора хорошо информированных граждан» (по Й. Шумпетеру) возникает «система политически и финансово подготовленного выбора профессионального политического слоя голосами членов весьма ограниченно и избирательно информированного общества».
        В целом выделяются своим отношением к России две группировки. Доминируют сторонники военно-политического господства США в мире, с раздражением воспринимающие любые проявления независимости российской политики. Это «гегемонисты-однополярники» – З. Бжезинский, Г. Киссинджер, Дж. Маккейн, Т. Лантос и М. Олбрайт. Среди них есть и республиканцы, и демократы.
        Другая группа либеральней, она исходит из необходимости распространения американских ценностей. Крайне негативно оценивая рецентрализацию российского государства при В. Путине, именно либералы первыми «запустили» в США тезис об авторитаризме в России. Либеральная «Нью-Йорк Таймс» в этом смысле мало отличается от консервативных и неоконсервативных изданий «Полиси ревью» или «Уикли стандарт».
        Гегемонисты» хотят укрепления американского доминирования. Либералы – возвращения «ельцинской» слабой, децентрализованной России. Тех и других выводит из равновесия все, что отдаленно напоминает уход Москвы с позиции «вечной слабости». Обе группировки исходят из того, что договориться с «более сильной Россией» так, как с ней «договаривались» при Б. Ельцине, будет сложно, а потому надо вести дело к изоляции Москвы. Антироссийская пропаганда последнего времени – инструмент решения этой конкретной задачи: «напугать с помощью изоляции».
        Конечно, в Америке сохраняют влияние еще и «реалисты». Они склонны к деловому диалогу с Россией и поиску общих интересов. Странно или нет, но этот подход временами находит понимание по крайней мере у части республиканской администрации. Они несомненно тоже – как «гегемонисты» – хотят для США могущества и мирового лидерства. Но эта группа в отличие от первых двух меньше подвержена идеологии и «американской великодержавности», и «американского демократического мессианизма». Ее меньше волнует задача «переделать Россию на американский лад», а больше – цель использовать потенциал сотрудничества с Москвой на пользу американским интересам. Примерно так можно описать воззрения президента Дж. Буша и его госсекретаря К. Райс.
        Повлиять на мнения американцев о России сложно. Думается, стоит пропагандировать образ сильной в военном и экономическом отношении Российской Федерации, которая начинает играть более заметную роль в мировых делах, но определенно настроена на взаимопонимание и тесное сотрудничество с Вашингтоном и не собирается «ставить палки в колеса американцам». При этом Россия не претендует на роль «идеальной демократии», но твердо нацелена на строительство собственной версии демократического общества и имеет в этом смысле шансы на успех никак не меньший, чем народы Турции или Ирака.
        Американские прагматики и реалисты способны отнестись с должным пониманием к российской политике ограничения крупного бизнеса, обеспечения безопасности граждан, если поймут, что именно таковы на самом деле приоритеты Москвы. Важно создавать присутствие России и российского общественного мнения на американском медийном рынке.
        Пока же новый российский канал на английском языке «Russia Today» не присутствует в Америке и известен лишь узкому кругу знающим о нем пользователям Интернета. Для контраста: недавно возникший арабский канал «Аль-Джазира» уже пробился на американское телевидение и имеет доступ примерно к 40 миллионам зрителям в мире. При этом содержание новостей этого канала трудно счесть исключительно проамериканским.
        Крайне сложная проблема – найти контакт с американскими либералами, которым предсказывают нарастание влияния в связи с перспективами демократической партии на победу в предстоящих президентских выборах 2008 года. Как бы то ни было, без продуманной стратегии российского присутствия в западном информационном пространстве Россия будет и далее восприниматься в США неадекватно./

Примечания

      1См.: Russia’s Wrong Direction: What the United States Can and Should Do (http://www.cfr.org/ content/publications/attachments/Russia_ TaskForce.pdf).
      2Gallup Poll (http://poll.gallup.com/content/ default.aspx?ci=16201&VERSION=p).
      3Christian Science Monitor. September 3-8, 2002 (http://www.americans-world.org/digest/ regional_issues/russia/russia4.cfm).
      4Gallup / Time, Cable News. May 23, 2002 (http://www.americans-world.org/digest/ regional_issues/russia/russia4.cfm).
      5Chicago Council on Foreign Relations. June 2002 (http://www.americans-world.org/digest/ regional_issues/russia/russia4.cfm).
      6Susan Jacoby. Now That We’re Comrades, We Don’t Care Anymore // Washington Post. November 9, 2003. В 2002 г. эта цифра достигала 44%. См.: Harris Interactive / Time, Cable News Network, May 22-23, 2002 (http://www.americans-world.org/digest/ regional_issues/russia/russia4.cfm).
      7На основе личного опыта могу засвидетельствовать устойчивость подобных стереотипов о русской культуре. В поисках «русского подарка» в американском супермаркете или магазине одежды вам могут предложить, например, галстук с изображением кремлевских звезд в окружении бутылок водки с селедкой. Как говорится, где национальная гордость, там и выпивка с закуской.
      8Susan Jacoby. Op. cit

Похожие:

Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconHttp :// www koob ru
В связи с этим соматогенные психозы рассматриваются в главе 3 раздела гу «Экзогенные психические расстройства»
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconHttp :// www koob ru
Реактивные психозы — психические нарушения психотического уровня, возникающие в результате воздействия сверхсильных потрясений, неблагоприятных...
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconПрограмма юнеско "Информация для всех" в России http
Соционет: информационное пространство по общественным наукам http: / / socionet ru
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconАктуальные процессы и перспективы тезисы и
Испанский язык в информационном обществе: актуальные процессы и перспективы / El español en la sociedad de la información: actualidad...
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconАндрея Стемпковского «Обратное движение»
Продюсеры: Михаил Калатозишвили, Андрей Бондаренко, Андрей Стемпковский, Владислав Розин
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconС. А. Овсянников, Б. Д. Цыганков. Пограничная психиатрия и соматическая патология. Клинико-практическое рукводство. Москва, Триада-фарпм, 2001. 100 с
С. А. Овсянников, Б. Д. Цыганков. Пограничная психиатрия и соматическая патология. Клинико-практическое рукводство
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconУчебной литературы для студентов 6 курса
Подольский В. И. Международные и внутрифирменные стандарты аудиторской деятельности: Учебное пособие/ взфэи. М.: Вузовский учебник,...
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconПрограмма дисциплины
Дмитриева Н. Е.(), Елисеенко В. Ф. (), Клименко А. В. (), Клищ Н. Н. (), Платыгин Д. Н. (), Сизова О. В. (), Цыганков Д. Б. ()
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconФеденок Ю. Н. Коренные малочисленные народы Севера: проблемы современного развития (Аналитический обзор)
Этнокультурные процессы в России на рубеже XX-XXI веков. М.: Инион, 2006. С. 116-141
Андрей Цыганков Международные процессы, №3, 2006 http :// www intertrends ru / twelfth /010. htm iconКурс «управление проектами» Авторы: Сооляттэ Андрей Юрьевич (Раздел I) Шулимов Андрей Владимирович (Раздел II) Кац Анна Борисовна (Раздел III)
Тем не менее, некоторые приведенные в тексте примеры и рассуждения несут неизбежный отпечаток «традиций», сложившихся в какой-либо...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница