А. В. Савченко Методологическое значение тектологии




НазваниеА. В. Савченко Методологическое значение тектологии
Дата04.02.2016
Размер26.2 Kb.
ТипДокументы

А.В.Савченко

Методологическое значение тектологии
А.А. Богданова

Тектология


А.А.Богданов понимал тектологию как развитую и обобщенную методологию науки, объединяющую в себе организационные методы всех наук. Он ставил задачу «выработки универсально-общих организационных методов, которая положила бы предел анархичности в дроблении организационного опыта». Критикуя ограниченность мышления, воспитанного на специализации, Богданов осуществил попытку заложить универсальные, обобщенные, методологические основы науки, объединяющей организационный опыт человечества.



Рис. 1 Универсально-обобщенная постановка задачи

Организационную точку зрения Богданов рассматривал как универсально-обобщенную и призванную служить средством решения практических задач. «Весь опыт науки убеждает нас, что возможность и вероятность решения задач возрастают при их постановке в обобщенной форме… Обобщение в то же время есть упрощение. Задача сводится к минимальному числу наиболее повторяющихся элементов; из нее выделяются, и отбрасываются многочисленные осложняющие моменты; понятно, что решение этим облегчается; а раз оно получено в такой форме, переход к более частной задаче совершается путем обратного включения устраненных конкретных данных. Так мы приходим к вопросу об универсально-обобщенной постановке задач. Это и есть наша постановка». Богданов для повышения результативности решения конкретных, практических задач (К-уровень) (Рис. 1), предполагает обязательное сведение процесса решения задач к выявлению абстрактной (А-уровень) составляющей в процессе решения. Решение абстрактной, облегченной задачи при переводе на конкретный уровень, при детализации позволяет получить конкретное решение. Этим методом, методом дедукции и пользуется Богданов при постановке и решении тектологических задач.



Рис. 2 Применение обобщенных способов решения задач.

Методы всякой науки определяются, прежде всего, ее задачами. Задача тектологии, по Богданову, как науки эмпирической, систематизировать организационный опыт. Тектология должна выяснить, какие способы организации наблюдаются в природе и в человеческой деятельности; затем – обобщить и систематизировать эти способы; далее – объяснить их, т.е. выработать абстрактные схемы их тенденций и закономерностей, определить направления развития организационных методов и их роль в мировом процессе (Рис. 2). Этот общий план, аналогичен плану любой из естественных наук, но охватывает «материю» всех других наук и всей жизненной практики, только со стороны метода. Тектологическое обобщение должно считаться с фактами бесконечно разнообразными, преодолевать и силу привычки, и предрассудки специализации. Аналог тектологии Богданов видит в математике, которая берет все явления как величины и подчиняет их одним и тем же формулам, отвлекается от всего конкретного характера элементов, скрытых под ее схемами. Таким же образом должна поступать и тектология. Ее обобщения должны скрывать эту конкретность под безразличными «символами», своими «формулами», методами.

А.А.Богданов рассматривал и части универсума, и сам универсум мыслительными средствами, порождаемыми в ходе раскрытия организационного бытия самых привычных объектов в привычных средах, но теми способами, которые должны давать предельно всеобщие заключения.    Тектология, как фиксирует Богданов, – единственная наука, которая должна не только непосредственно вырабатывать свои методы, но также исследовать и объяснять их; поэтому она и представляет, по его мнению, завершение цикла наук. Однако он противопоставляет тектологию философии, так как философии свойственна «объяснительная» тенденция, в смысле созерцания. А тектология если и объясняет, как соединяются разнородные элементы, то только для практического овладения. В тектологии единство опыта создается активно-организационным путем. Для тектологии в отличие от философии так же характерна постоянная проверка на опыте, на эксперименте, что невозможно в философии.  

Вырабатывать подходящую символику, по Богданову, одно из основных условий успеха тектологии. Он считал, что для того, чтобы перейти в область собственно тектологии, надо отвлечься от практических ситуаций, заменить их безразличными символами и выразить связь их абстрактной схемой. Эту схему необходимо сравнивать с другими аналогично полученными схемами и этим путем вырабатывать тектологические обобщения. Средством для этого служит «абстрагирование», т.е. отвлечение, удаление усложняющих моментов; оно обнаруживает в чистом виде основу данных явлений. Однако Богданов, ставя задачу создания тектологических символов, ограничился лишь текстовым описанием выведенных им тектологических законов. Вероятно, отсутствие наглядной формы визуализации закономерностей созданной им теории в абстрактном, надсловарном выражении и привело к недопониманию ее современниками. При этом, беря аналогом тектологии математику, А.А.Богданов не попытался разработать и применить в тектологии абстрактную символику.

По мнению А.А.Богданова, когда в процессе обобщения, абстрагирования выяснены общие законы, то дедукцией дается твердая опора для планомерной организационной деятельности – практической и теоретической. Полный расцвет тектологии будет выражать сознательное господство людей как над природой внешней, так и над природой социальной. Ибо, как он считал, всякая задача практики и теории сводится к тектологическому вопросу, каким способом наиболее целесообразно организовать некоторую совокупность элементов – реальных или идеальных. Успех тектологических обобщений и выводов, по мнению Богданова, зависит, прежде всего, от правильного анализа, от методов и способов организации тектологического анализа.

Диалектика и тектология


А.А.Богданов пишет, что триада организационного акта неизбежно сопоставляется с триадой диалектики. В философии Гегеля, затем Маркса диалектика выступает как формальный закон мирового развития – своего рода архитектурная схема мирового процесса, одинаково охватывающая как целое и отдельные его части, стороны ступени. Он отвергает собственно Гегелевский подход, как умозрительный идеализм, как дело прошлого. Богданов восхищаясь «Феноменологией» Гегеля, не принял его «Науки логики». Он писал: «…Гегель «Логики», Гегель самых безнадежно-схоластичес­ких, самых мертвых рассуждений… таинственные формулы, которые сто лет тому назад могли еще годится для гимнастики ума, но в ХХ в. представляют бесполезную тарабарщину… Бедный Гегель! Случалось ему писать пустые тавтологии, вроде осмеянных еще Мольером; примерно – опиум есть усыпительное средство, поскольку оно проводит усыпление. Что делать, от великого до смешного один шаг»[1]. Таким образом, Богданов в отличие от Маркса скептически оценивал Гегелевскую логику.



Рис. 3 Взаимосвязь тектологии и диалектики

Богданов считал, что сущность же «материалистического» понимания диалектики состоит в следующем. Всякая реально развивающаяся форма заключает в себе противоположно направленные или «борющиеся» силы. Их соотношение непрерывно меняется в зависимости от всей суммы условий, внутренних и внешних. Пока преобладание остается на одной стороне, форма сохраняется; но чем более оно уменьшается, тем слабее становится ее устойчивость. В тот момент, когда она уничтожается, тогда «количество переходит в качество», и происходит резкое преобразование формы что Богданов обозначил общим именем «кризиса». Форма «отрицается», переходит в свою противоположность, «антитезис». (Рис. 3) В нем также возникает внутреннее «противоречие»; и оно, развиваясь аналогичным путем, приводит к «отрицанию отрицания» или «синтезису» обогащенному содержанием или усовершенствованному по сравнению с «тезисом». Богданов отмечает универсумальную значимость «циклических» или «колебательных» процессов. Которые сводятся к двум «способам сохранения» форм: подвижного равновесия и периферического колебания. Он рассматривает любой процесс, имеющий свойство цикличности, выделяет две его фазы и получает триаду: различие промежуточных состояний системы с крайними возводится в «противоположность», а их сходство определяется, как «отрицание отрицания»[2].

Противоположности, на которые указывает А.А.Богданов, представляются ему равнозначными, хотя и содержа­тельно противоположными «силами». Соотношение между силами меняется в зависимости от условий. Однако Гегель вел речь об оппозиции, противопоставленности духа в его двух формах бытия – собственного и иного, инобытия. Это противопоставление духа с собой. Материя, как инобытие духа, противостоит «духу» и в этом состоит «противоре­чие», борьба диалектических противоположностей. Поэтому порождение противоречия происходит при такой динамики изменений материи при которой она перестает соответствовать требованиям, которые «предписал» ее дух, при разотождествлении материи и ее идеи. Материя, по Гегелю, как бы «отказывается» соответствовать (отри­цание), а затем, отказывается от несоответствия, возвращается в соответствие (второе отрицание), но в соответствие с новой стадией развития духа и потому не в прежнем виде, а в новом ее состоянии. На этом промежутке сам дух, «учитывающий» вышедшую из прежнего состояния материю, проходит путь своего нового шага развития.

Тем самым, Гегель рассматривает путь формы или духа как такового («в-себе» и «для-себя»), в котором он, дух, «готовясь» к своему самодвижению на очередном шаге развития, заставляет активизироваться материю (инобытие духа), позволяет ей следовать своей «неадекватности», а затем, опираясь на необходимость учесть эти проявления, меняет себя и в новом состоянии «притягивает» материю, подстраивает ее под себя. Это соотношение не просто сил, а исходных типов бытия «единого». То, что называл А.А.Богданов умозрительностью и идеализмом в их негативном звучании, является неизмеримо более глубоким приближением к реальности. Он верно писал, что должно быть преобладание «одной из сторон», чтобы «форма сохранялась», была бы «устойчивость». Но только это не «одна из» сторон, а вполне определенная – форма организованности, а не материя в организованности, что и не удалось понять Богданову[3].

Комплексность как свойство объектов


Богданов выявляет всеобщие свойства объектов находящегося в постоянном изменении мира. С организационной точки зрения он все сводит к изменениям, действиям и противодействиям элементов, объединенных в комплексы. В тектологии определение организационного комплекса строится на основе базового принципа «целое больше сумм своих частей». Этот принцип обосновывает методологию изучение организации любого объекта с точки зрения взаимоотношений, как его частей, так и отношений его как целого с внешними объектами. Термин «комплекс» в «Тектологии» соответствует современному понятию «система». Комплексы, по характеру организации, делятся на организованные, неорганизованные и нейтральные. Принципом различия комплексов на типы вносится сопоставление содержательного целого и формальной суммы частей (Рис.4). В организованных комплексах – «целое больше суммы своих частей», в неорганизованных – меньше, а в нейтральных – «целое равно сумме своих частей».



Рис. 4 Обоснование типологизации комплексов.

Понятие тектологической границы рассматривается Богдановым как контур взаимодействия комплекса с внешней средой. Объекты, располагающиеся на тектологических границах комплекса функционируя и развиваясь по своим закономерностям, могут нарушать его форму, разрушая его. Изучая механизм взаимодействия объектов на тектологической границе, А.А.Богданов выводит свойства активности и сопротивления «элементов всякой организации, всякого комплекса». Любой элемент системы, по отношению к другим, так же как и система в целом по отношению к другим системам внешнего окружения обладает этими свойствами. При взаимодействии комплексов (систем) могут иметь место различные соотношения между активностями и сопротивлениями его элементов. Им рассматриваются три возможных варианта. Первый, когда «активности одного и другого соединяются, так что не делаются сопротивлениями одни для других». В этом случае достигается предельный положительных результат. Однако в практике почти никогда не бывает абсолютно гармоничного соединения. Так же как не бывает и диаметрально противоположного варианта, когда «активности одного комплекса являются всецело сопротивлениями для активностей другого комплекса»

Самый распространенный случай, когда «активности частично складываются, частично являются взаимными сопротивлениями, т.е. организационно вычитаются» В этом случае организованность комплекса определяется совокупностью соотношения тех и других свойств.

Комплексы имеют организационные, формирующие механизмы различающиеся на конъюгацию (соединение комплексов), ингрессию (вхождение элемента одного комплекса в другой) и дезингрессию (распад комплекса). Из биологии Богданов заимствует понятие «подбор» и обозначает им универсальный регулирующий механизм, сохраняющий и разрушающий все виды систем.

В закономерностях устойчивости и организованности форм А.А.Богданов различал количественную и структурную устойчивость, и зависимость от наименьшего сопротивления (закон относительных сопротивлений). Раскрывая механизм двойного взаимного регулирования Богданов, предвосхищает основную идею кибернетики – идею обратной связи (в тектологии – «бирегулятор»).

Организационная деятельность


Взгляды Богданова на деятельность проявляют методологическую направленность его устремлений. Он считал, что всякая человеческая деятельность объективно является организующей или дезорганизующей. В обыденной речи, по его мнению, словам «организовать», «организация», «организаторская деятельность» придается смысл более узкий, но если мы хотим дать этим понятиям научную определенность и точность, то необходимо вскрывать их деятельностное наполнение. «Организовать», по Богданову, значит сгруппировать людей для какой-нибудь цели, координировать и регулировать их действия в духе целесообразного единства (Рис. 5). Организатор предприятия объединяет работников, комбинирует их трудовые акты. Использование машины ставит перед организатором задачу в новом виде: как целесообразно сорганизовать действия работников с работой машин. В технике орудия представляются дополнением органов тела, и улучшение всякого орудия вызывает перегруппировку рабочих сил или изменение связи в трудовых действиях. Задача при этом ставится так, чтобы сорганизовать рабочие силы и средства производства в планомерно функционирующую систему. Весь процесс борьбы человека с природой заключается в подчинении и эксплуатации стихийных ее сил и это есть ни что иное, как процесс организации мира для человека.



Рис. 5 Организация деятельности.

Фокусируя внимание на организующей составляющей деятельности, и выявляя формы этой организации в живой практике человечества Богданов, предопределяет методологические приемы изучения деятельности. Организационная основа деятельности рассматривается им, как группирующая, соорганизующая людей, машины, орудия и т.д. Однако Богданов не делает принципиального различия между деятельностными и додеятельностными (стихийными) организованностями, между организационными и дезорганизационными процессами, оставаясь на дометодологических основаниях. Методология своими средствами направлена не на природу, а на мыслительную деятельность, ее организованность, что осталось невыделенным Богдановым.



Рис. 6 Организационный процесс.

Для Богданова тектология является связующим звеном в живой практики человечества построенной на материале организационной деятельности. Элементом организационной деятельности является организационный акт, образование новой тектологической формы, переход от одной такой формы к другой. (Рис.6) Организационный акт, как считает Богданов может протекать стихийно или планомерно. При этом он не различает естественные, природные, и искусственно организованные процессы. Стихийный, самопроизвольный ход процесса сводится просто к сближению и общению ряда лиц, без какого-либо ясного плана или системы. Каждый акт общения, пишет Александр Александрович, соответствует частичному кризису но общей тенденции, характеризующей развитие возможной системы, еще не намечается. Связи могут получаться различные, как по своему типу, так и по степени устойчивости. Дело может остановится или закончиться тектологическим регрессом. Регулирующий механизм подбора поддерживает, отбирает такого рода изменения как увеличивающие структурную устойчивость группировок. При этом фаза системных дифференциаций не завершает организационного процесса. Завершение достигается через устранение тех противоречий, которые присуши системному расхождению вообще. Чем шире и глубже этот базис, тем меньше дезорганизующая роль частных расхождений, тем больше они сводятся к дополнительным связям и происходит системная консолидация. Она достигается путем обсуждения совместных действий, путем контрдифференциации. Механизм подбора усиливает и закрепляет устойчивые соотношения и разрушает неустойчивые. Элементы и группировки, стоящие в противоречии со связью целого, отрываются, выделяются из него; целое «консолидируется». «Болезнь», определяет Богданов, есть борьба организма против разрушительных влияний, против дезорганизующих воздействий. Она, по его мнению, процесс организационный Ход дезорганизационного процесса по схеме таков же, как и организационного. Организационный процесс вовсе не обязательно сохраняет единство системы. Термин «акт» берется Богдановым развернутым на три фазы, составленные из различных частичных кризисов. Он полагал собирание - это первая фаза. Различные перегруппировки составляющих и модификации их с разрушением многих из них – это вторая фаза. Переход к соотношениям, которые принимаются как устойчивые, консолидация - это третья фаза. Решение всякой задачи, практической или теоретической, по Богданову, это есть организационный акт.

Методология в современном понимании, также как и тектология,  связывает практику человеческой деятельности в ее переходе от одной формы к другой. Методология – это область деятельности, функцией которой является создание и совершенствование интеллектуальных средств организации рефлексивных процессов. Рефлексия – это совокупность процессов коррекции способа действия при затруднениях в деятельности, мышлении, коммуникации и общении. Рефлексия включает в себя процессы фиксации произошедших событий, их анализ с выявлением сущности затруднения, и создания способа преодоления затруднения. Наиболее дееспособными средствами в рефлексивных процедурах являются концепции, понятия и категории их сбор и группирование. Поэтому возникновение методологии происходило как автономизация рефлексии мышления в философской, теоретической и аналитической мысли и прежде всего в рефлексии процессов появления понятий, категорий, средств арбитража в самых сложных формах индивидуального и группового мышления включенного в практику человеческой деятельности. Специфика методологической деятельности проявилась в создании особой формы практической реализации и совмещения внутренних и внешних интересов практической и теоретической деятельности в организационно-деятельностной игре (ОДИ)

Первая ОДИ была проведена в 1979 г. В ОДИ совмещена направленность на развитие организационной деятельности, к которой устремлялся Богданов, через организованную проблематизацию базовых основ деятельности, организационный акт, и на совершенствование понятийно-категориальной системы средств самой методологии за счет нахождения возможности проблематизации прежнего набора средств в новых условиях и разрывах в деятельности, в которых прежние средства оказываются недостаточными для снятия разрывов. Этим в ОДИ в натуральной форме реализуется механизм подбора. Именно в ОДИ существует объективная возможность моделировать и совершенствовать наиболее развитые формы, комплексы, профессиональной деятельности и аналитики. В ОДИ воплощается зафиксированная Богдановым схема совершенствования практической деятельности. Через воспроизводство в игровой форме кризиса осуществляется группирование и консолидация новых идей организации профессиональной деятельности из которых отбираются наиболее значимые для практической деятельности.

Организационная идея в науке


В рассмотрении организационной идеи, при акцентировании на надприродных, искусственных процессах Богданов фактически обозначает предмет методологии. К началу ХХ века, наука созрела для новых обобщений и выработки новых методов. Она нуждалась в новом системном видении мира и системном методе познания, и А.А.Богданов первым из мыслителей отреагировал на потребность в обобщенном, общенаучном и общекультурном подходе. Переход к изучению сложных систем практически во всех областях знаний потребовал переосмысления основ научной методологии и самого понятия науки.

Развитие науки, изучение квантово-механических систем в физике (Планк, Резерфорд, Бор, Гейзенберг, Борн и др.); изучение химических процессов и систем (Ле-Шателье, Вант-Гофф, Аррениус, Гиббс, позже – Хиншелвуд, Семенов и др.); появление теоретической биологии (Дарвин, Геккель, Мендель, Пастер, И.Мечников, Леб, Гендерсон, Кеннон и др.); формирование геохимии (Вернадский, Кларк, Ферсман, Гольдшмидт и др.), а также биогеохимии и экологии (Г.Марш, Геккель, Зюсс, Вернадский, Клемент, Форбс, Тенсли, Высоцкий и др.); изучение высшей нервной деятельности (Шеррингтон, Павлов, Анохин, Вулдридж, Дельгадо и др.); развитие социологии (Парето, Лебон, Дюркгейм, Вебер, П.Сорокин, и др.); экономики (Кондратьев, Кейнс и др.), менеджмента (Ф.Тейлор, Гилберты, Г.Гантт, А.Файоль, Э.Мэйо и др.); теории деятельности (Рубинштейн, Леонтьев) создали условия и общественный заказ для постановки новых обобщенных вопросов, для проведения методологических исследований и для выделения методологии в самостоятельное научное направление. Эта тенденция была гениальным образом прочувствована А.А.Богдановым и тектология является первой системной попыткой реализовать этот общекультурный заказ.



Рис. 7 Постановка научных вопросов.

А.А.Богданов пишет (Рис.7), что всякий научный вопрос можно ставить и решать с организационной точки зрения, что специальные науки либо не делают, либо делают не систематически, а организационная точка зрения, отвечая на эти вопросы, вынуждает ставить новые научные вопросы. Во многих случаях достаточно ее решительного и ясного применения к той или иной задаче, чтобы сразу получилось новое освещение всех ранее известных фактов, а затем появилась возможность сделать и новые выводы. Опыт всех наук показывает, что решение частных вопросов достигается лишь тогда, когда их предварительно преобразуют в обобщенные формы. Методы всех наук для тектологии – только способы организации материала, доставляемого опытом, и ее собственные методы не составляют исключения. Для тектологии единство опыта не «находится», а создается активно – организационным путем. Для тектологии постоянная проверка ее выводов на опыте обязательна.

Тектологию Богданов рассматривает, как науку находящуюся в тесной связи с тремя основными циклами научного знания: с науками математическими, естественными (физико-биологическими) и общественными. «Она представляет, в сущности, их развитую обобщенную методологию»[4]. Методологическую устремленность Богданова продолжили современные методологи. Наиболее ярким и последовательным представителем методологии был идеолог и лидер Московского методологического кружка Г.П. Щедровицкий (1929-1994), под руководством которого, вместе с работами Маркса, Фихте, Канта, Гегеля подвергался анализу комплекс идей и система воззрений А.А.Богданова. Организационная позиция, введенная Богдановым, выявление, изучение, конструирование организованностей, послужило анализу организационной деятельности, созданию необходимых в этой деятельности методов, знаний. В своем развитии эта идея привела к необходимости изучения в методологии теории деятельности и мыслительной составляющей организационной деятельности – мыследеятельности.

Современная методология решила проблему, поставленную Богдановым по разработке символических, абстрактных схем выражающих обобщенные структурные отношения с такой же формальной чистотой, как в математике отношения величин. В методологической практике используются схематические изображения, выражающие деятельностные, пространственно-деятельностные и системо-деятельностные организованности. В этой линии разработок исключительное место занимает разработанная О.С.Анисимовым азбука теории деятельности – содержащая парадигму теоретико-деятельностного языка. Использование азбуки позволяет конструировать схемы как формулы в математике под любую организационно-деятельностную задачу.

О.С.Анисимов называет Богданова «первым методологом», сформулировавшим проблему, исходную для методологического пространства. Объединяя специализированные научные методы, решая вопросы универсумально-практического характера организованности форм, А.А.Богданов создал уникальную концепцию системного подхода к анализу явлений в природе и социуме. «Тектология» по поставленным задачам, по своему подходу, по используемым методам решения задач и проблем является прототипом современной методологии.




[1] Богданов А.А. Тектология. Всеобщая организационная наука. М. – 2003. – С. 427.

[2] Там же. – С. 388-391.

[3]    Анисимов О.С. Организационные онтологии и анализ систем деятельности (А.А. Богданов и современная методология).- М.: ФГОУ РосАКО АПК - 2002. - С.127-129

[4] Богданов А.А. Тектология. - С. 411.

Похожие:

А. В. Савченко Методологическое значение тектологии icon-
Этот вопрос имеет ключевое методологическое значение для исследования, в частности, таких феноменов, как этническая дискриминация...
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconСписок понятий для экзамена по стилистике
Стилистика, типы стилистических исследований, стиль, стилистика языка, стилистика речи, норма, стилистическое значение, стилистическая...
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconОдной из приоритетных задач, поставленных Губернатором Белгородской области Е. Савченко в выступлении 8 июня 2012г на VII съезде Членов Ассоциации Совет
Одной из приоритетных задач, поставленных Губернатором Белгородской области Е. Савченко в выступлении 8 июня 2012г на VII съезде...
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconВера Савченко «В глухом переулке»
Дерибасовская – Ришельевская: Одесский альманах (сб.) Книга 38.– Одесса, 2009. С. 225-232
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconПрограммно-методическое и методологическое обеспечение деятельности городской школы педагогов-исследователей
I. Методологические основы исследовательской деятельности педагогов
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconМ. Ю. Ксензов протокол совещания
Выступили: М. Ю. Ксензов, Савченко Н. А, Д. Е. Петров, Б. А. Пирожихин, В. П. Лагаева, О. Б. Ланеева, Т. Н. Храменкова
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconКвале С. К 32 Исследовательское интервью
Методологическое и методическое руководство по исследовательскому интервьюированию как способу получения качественной содержательной...
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconТема : Линейные вычислительные алгоритмы
Разработать схему алгоритма, который присваивает целой переменной a значение 10 и выводит это значение на экран. Отладить созданный...
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconТ. Д. Шапошникова > К. В. Савченко
В общественном сознании учеными и педагогами-практиками изменение отношения к роли воспитания в образовании воспринимается как поворот...
А. В. Савченко Методологическое значение тектологии iconГ. Хабаровск мбдоу детский сад компенсирующего вида №85 учитель-логопед савченко Светлана Геннадьевна
Мастер-класс «Моделирование связной речи у детей с общим недоразвитием речи приёмами мнемотехники»
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница