Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа)




Скачать 27.37 Kb.
НазваниеУправление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа)
страница2/3
Дата04.02.2016
Размер27.37 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

Во введении аргументируются актуальность темы диссертационного исследования. Характеризуется степень научной разработанности проблемы. Формулируются объект и предмет, территориальные и хронологические рамки, цель и задачи работы. Определена теоретическая и методологическая основа диссертации. Раскрыта эмпирическая база исследования. Изложена научная новизна диссертации. Формулируются основные положения, выносимые на защиту. Определена теоретическая и практическая значимость работы. Изложена апробация исследования. Кратко оценивается структура диссертации.

В первой главе «Теоретические основы управления политическими процессами в условиях полиэтничности» интерпретируются базовые категории политического управления применительно к проблеме.

В первом параграфе первой главы «Управление политическими процессами как вид политической деятельности» раскрыта сущность политического управления, сравниваются основные теоретические трактовки политического управления в современной науке.

Политическое управление интерпретировано в качестве целенаправленной деятельности высокостатусных субъектов политики, обладающих ресурсами и полномочиями публичной власти, по реализации стратегических политических решений. Политическое управление является целостной системой принципов, целей, направлений и методов деятельности. Политическое управление – это более широкая по субъектам и объектам система, чем государственное управление. Среди механизмов и видов взаимодействий участников политического управления применяются не только господство и подчинение, но и добровольная координация.

В процессуальном аспекте функциями политического управления являются: планирование, организация, руководство, контроль и регулирование. Политическое управление не сводится к взаимодействиям субъект-объектного (иерархического) типа. Оно включает в себя также «горизонтальные» (равноправно-координационные) взаимодействия акторов политики. Поэтому в условиях демократии нарастающее значение приобретают способы выявления интересов различных акторов, их агрегации и артикуляции, согласования.

Нельзя отождествлять политическое управление с административно-государственным. Последнее предполагает иерархичность, формальную регламентацию властных решений, их определенную деидеологизацию. Многие сферы деятельности государства носят неполитический характер. Таким образом, политическое и административно-государственное управление являются пересекающимися, но не совпадающими множествами.

Политическое управление обеспечивает способность социума сохранять свои системообразующие качества в условиях меняющейся внешней среды, поддерживать со средой динамическое равновесие, самовоспроизводиться и совершенствоваться. Эта цель реализуется субъектами политического управления путем выработки норм деятельности, их применения и контроля их эффективности. Посредством политического согласования интересов и законотворчества политическое управление создает формы и методы, благодаря которым акторы политики способны реализовать свои цели. Эффективность политического управления зависит от степени развития каналов коммуникации, адаптационных возможностей политической системы; наличия достаточных ресурсов, меры интегрированности ценностной системы высокостатусных акторов политики.

Во втором параграфе первой главы «Политические процессы в условиях полиэтничности как объект управления» дано определение политического процесса на основе сравнения существующих трактовок, выявлена специфика политического процесса в условиях полиэтничного сообщества на внутригосударственном (макрорегиональном) уровне.

Политический процесс как объект целенаправленного управления трактуется в качестве совокупности действий и взаимодействий субъектов политики в сфере реализации их интересов и стратегий, изменяющих состояние политической системы в целом либо ее основных элементов. Политический процесс включает в себя как целенаправленные, так и стихийные действия субъектов политики и их последствия. Политический процесс составляет собой совокупность стадий, этапов изменений политической системы. В условиях глобализации пространственные уровни политических процессов (мировой, национально-государственный, региональный и локальный) взаимодействуют в нарастающей степени. Так, политические процессы в полиэтничных республиках Северного Кавказа развиваются на региональном (внутригосударственном) уровне. Но они испытывают нарастающее влияние глобальных трансграничных, общероссийских и локальных процессов.

В условиях традиционализма культуры, социальных и политических институтов на Северном Кавказе предпочтителен институциональный подход к анализу политических процессов. Бихевиоральный подход не позволяет в достаточной мере осмыслить организационные и структурно-функциональные изменения политического процесса, а также исходит из гипотезы рационального поведения автономной личности, что не находит эмпирического подтверждения.

Политический процесс на Северном Кавказе по значимости для российского общества является периферийным, т.к. не оказывает системообразующего влияния на основные формы и способы властвования. Он также носит идеократический характер, поскольку действия субъектов процесса нормируются этническими и конфессиональными нормами в большей степени, чем формализованным правом. Данные политические процессы относятся к переходному типу, т.к. совершаются при рассогласованности интересов и ценностей основных субъектов, в условиях неопределенности и альтернативности целей развития.

Пространственный уровень политических процессов на Северном Кавказе можно определить как субнациональный (макрорегиональный). Учитывая, что в разных республиках Северного Кавказа направленность и ритм политических процессов качественно различаются, речь должна идти именно о совокупности процессов, согласованных между собой неполно. Региональный политический процесс протекает же на уровне республик, т.е. различных субъектов Российской Федерации.

В условиях постсоветского Северного Кавказа совокупность субъектов политических процессов, ресурсы их влияния, политические интересы и стратегии действия этнизируются. В системе идентичностей субъектов политических процессов доминирует отчетливо выраженная этническая идентичность, политизированная в соответствии с интересами элит.

В третьем параграфе первой главы «Система субъектов управления политическими процессами на субнациональном уровне» определяются основные субъекты политического управления, оцениваются их ресурсы влияния и статусные диспозиции и нормы взаимодействия.

Совокупность субъектов политического процесса включает в себя такие высокостатусные акторы, как политические элиты, лидеры, политические партии, этнополитические движения, национально-культурные организации, органы государственной власти федерального и регионального уровней, органы местного самоуправления, трансграничные акторы (зарубежные государства и международные организации).

В условиях полиэтничности и традиционализма, характеризующих Северо-Кавказский макрорегион постсоветского периода, развивается этнизация политики. Статусные диспозиции, ресурсы влияния и структура политических возможностей субъектов политики зависят, преимущественно, от ролей субъектов в неформальных структурах этнизированной власти. Вместе с тем, курс рецентрализации власти в 2000-х гг. приводит к взаимодействию формальных статусов субъектов политики, соответствующих федерализму, со статусами неформальными - этнократическими.

В системе субъектов политического управления на субнациональном уровне преобладают этнополитические элиты, т.е. высокостатусные группы, имеющие наивысшее влияние на принятие и реализацию стратегических властных решений, располагающие наибольшими ресурсами власти. В силу этих качеств элиты пользуются авторитетом в своих регионах. Их интересы и ценностные ориентации определяют нормы взаимодействия совокупности внутрирегиональных субъектов политики.

Вследствие рецентрализации системы власти в России 2000-х гг. федеральные элиты ограничили влияние региональных, в т.ч. этнократических, элит. Однако в силу слабой интегрированности экономического пространства РФ, периферийности модернизированных слоев в региональных элитах воспроизводится клановость, гильдейская рекрутация госслужащих, неформальные патрон-клиентарные взаимосвязи.

Соподчиненную роль в системе субъектов управления на Северном Кавказе играют региональные отделения политических партий, этнополитические движения, национально-культурные организации. Они являются селекторатными группами в отношении элит, действуя по тем же патрон-клиентарным «правилам игры». Переход к косвенным выборам президентов республик (с конца 2004 г.) не отменил внутриэлитную конкуренцию за власть, а сделал ее менее публичной. Вследствие полиэтничности Северного Кавказа органы местного самоуправления часто служат институтом артикуляции интересов компактных этнических групп (в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии).

Ресурсы влияния субъектов политического управления можно подразделить на экономические, социальные, политические и информационные. В их композиции наибольший потенциал имеют прибыль от экономических объектов, административная рента, обладание государственными и муниципальными должностями, неформальные сети патронажа.

Вторая глава «Факторы дестабилизации политических процессов в Республиках Северного Кавказа» раскрывает объективные и субъективные предпосылки долгосрочных конфликтов.

В первом параграфе второй главы «Геополитические риски и угрозы развития республик Северного Кавказа в постсоветский период» выявлены трансграничные и внутригосударственные факторы дезинтеграции государства в пределах северо-кавказского сегмента геополитики.

Геополитические риски и угрозы развития республик Северного Кавказа состоят в росте экономического и военного влияния стран НАТО, стран Ближнего и Среднего Востока. Внешнее для региона акторы политики заинтересованы в контролируемой дестабилизации Северного Кавказа, в ослаблении его ресурсов, интегрированности в Российскую Федерацию. Направлениями данной стратегии являются: контроль над транзитом энергоресурсов через республики Северного Кавказа; наращивание транспортной и военной инфраструктуры НАТО в Черноморско-Каспийском регионе; поощрение центробежных интересов региональных этнократических элит; стимулирование этнополитических и конфессиональных конфликтов; символическая политика противопоставления Северного Кавказа и России со стороны стран НАТО.

Именно на Северном Кавказе локализованы основные риски и угрозы устойчивого развития Российской Федерации. К международным (трансграничным) рискам и угрозам относятся: становление однополярного мира; создание военной инфраструктуры НАТО в Черноморско-Каспийском макрорегионе; стремление стран Запада отстранить Россию от транзита энергоносителей и транспортных магистралей; возможная агрессия стран НАТО против Ирана либо их вмешательство в грузино-российский конфликт; неконтролируемая международная миграция; деятельность зарубежных разведывательных служб и международного терроризма. Достаточно сказать, что на Северном Кавказе совершается 90% террористических актов из числа зарегистрированных в РФ.

Внутригосударственными рисками и угрозами геополитического порядка являются: крайняя неравномерность социально-экономического развития горных и равнинных, полиэтничных и преимущественно русских регионов Юга страны; радикально-исламистские проекты теократической государственности; этнократические проекты переустройства административно-территориального деления РФ (проекты «Великой Черкесии», «тюркского единства», раздела Дагестана); территориальные претензии и конфликты между регионами (Северной Осетией и Ингушетией, Чечней и Дагестаном); неконтролируемая межрегиональная миграция. Наряду с «материальными» рисками и угрозами проявляются социокультурные: тенденции изоляции Северного Кавказа от общероссийского культурного пространства, идентификация с зарубежным Востоком.

Во втором параграфе второй главы «Религиозный экстремизм и радикализм на Северном Кавказе как фактор дестабилизации политических процессов» определены организационные формы религиозного экстремизма и радикализма, подвергнуты критическому анализу его идеологические установки.

Религиозный радикализм и экстремизм проявляется в республиках Северного Кавказа в создании противоправных организаций сетевого типа, а также влиянии трансграничных структур исламизма (как салафитских, так и «традиционных»). Риски и угрозы национальной безопасности в данном аспекте состоят в насаждении религиозного фанатизма и нетерпимости, неконвенциальных (вплоть до терроризма) форм деятельности, нарушении принципов конституционного строя Российской Федерации. Радикальные и экстремистские организации используют общественные проблемы (низкий уровень жизни, безработицу, коррупцию и т.д.) для насаждения архаичных идеологем теократии в массовом сознании. Наиболее весом фактор религиозного экстремизма в республиках Северо-Восточного Кавказа.

Радикальные религиозные организации на Северном Кавказе относятся к закрытому и сетевому организационному типу, действуют на трансграничной основе. Их базовой низовой структурой выступают «джамааты» - религиозные сообщества, использующие традиционные институты сельской общины и субэтнические территориальные образования. При этом организующие центры радикальных группировок расположены за пределами Российской Федерации.

Идеологические установки радикальных и экстремистских организаций на Северном Кавказе в основном выражают доктрину ваххабизма (салафизма). Они предусматривают жесткую регламентацию всех сфер жизни верующих нормами шариата, крайнюю нетерпимость ко всем иноверцам и «отступникам» (к последним салафиты относят и традиционный ислам), проект создания теократического всемирного государства (халифата) путем войн и террористических действий.

Преобладающий в республиках Северного Кавказа традиционалистский тип религиозного сознания мусульман начинает проигрывать соперничество с салафизмом. В обстановке социально-экономического кризиса, коррупции и неэффективности региональных органов власти, последствий затяжного этнополитического конфликта в Чечне идеи «возврата к чистой вере» становятся привлекательными для многих мусульман, особенно в сельских местностях и депрессивных районах.

Салафизм также насаждается на Северном Кавказе усилиями геополитических конкурентов России – стран Ближнего Востока, разведывательных служб стран Запада.

В третьем параграфе второй главы «Этнические факторы конфликтогенности политических процессов в республиках Северного Кавказа» рассмотрены причины и динамика политизации этничности в макрорегионе (1990-2000-е гг.).

Этничность как существование самоидентификации индивидов и социальных групп на основе социально значимых признаков (культуры, языка, ценностей и ориентаций самосознания) не является сама по себе фактором риска в политических процессах. Но вследствие низкого уровня социально-экономического развития, примордиального восприятия этничности в массовом сознании, деструктивных интересов этнократических элит этничность может становиться конфликтогенным фактором.

В условиях постсоветских сообществ Северного Кавказа этничность используется монократическими региональными элитами для легитимации своей власти, для «торга» с органами федеральной власти об увеличении ресурсов влияния и полномочий. Этнополитическая мобилизация служит средством сплочения сообщества, подавления оппозиции, структурирования социально-политического пространства.

Репрезентативные социологические исследования (анкетный опрос 2007 г., проведенный этноконфликтологами Ставропольского госуниверситета) показывают, что среди причин политизации этничности респонденты указывают: ухудшение социально-экономического положения в России (42,3%), рост безработицы (31,1%), ошибки в национальной политике (28,4%), ситуацию в Чечне (24,5%), предубежденность против некоторых национальностей (24,1%), миграцию из ближнего и дальнего зарубежья (23,4%), деятельность местных политиков (13,4%), выступления СМИ, провоцирующие межэтническую напряженность (11,5%), деятельность зарубежных стран (9,3%), деятельность федеральных политиков (9,2%), подъем этнического самосознания (7,2%). Таким образом, в массовом сознании жителей Северного Кавказа причины этнических конфликтов связываются с общероссийскими факторами объективного характера. Вместе с тем, более 1/3 респондентов согласны с ценностными установками конфликтогенного типа: «взаимодействие людей разных национальностей часто является источником неприятностей», «взаимодействие местных жителей и мигрантов часто является источником неприятностей», «испытываю напряженность, когда слышу вокруг себя чужую речь».

К этническим факторам конфликтогенности политических процессов на Северном Кавказе относятся: совмещение этнического и административно-территориального принципов в строении субъектов федерации; этнократический характер правящих элит; этносоциальная стратификация сообществ; идеологемы этнонационализма; слабая эффективность национальной политики на общероссийском и региональном уровнях. Этнополитическая мобилизация 1990-х гг. сформировала в республиках Северного Кавказа региональные режимы, обладающие автономной структурой политических возможностей, ресурсами и стратегиями действия.

Третья глава «Методы политического управления в условиях полиэтничности на Северном Кавказе» посвящена анализу методик регулирования политических процессов в полиэтничном макрорегионе.

В первом параграфе третьей главы «Экономико-социальные методики политического управления в республиках Северного Кавказа (1990-2000-е гг.)» раскрывается взаимообусловленность экономического, социального и политического регулирования развития макрорегиона.

Политическое управление в аспекте полиэтничности регионов России имеет целью конструктивное согласование этнических интересов на основе принципов демократии, равноправия народов и недопущения их дискриминации, сохранения целостности Российской Федерации. Политическое управление призвано обеспечивать условия равноправного социально-экономического и культурного развития народов, эффективно урегулировать этнополитические конфликты и обеспечивать национальную безопасность.

Методы обеспечения политического управления в социально-экономическом аспекте включают в себя: финансирование целевых программ развития регионов; инвестиционную и кредитную политику; стимулирование инновационного роста экономики; выравнивание территориального уровня благосостояния; развитие транспортной, информационной и энергетической инфраструктуры Северного Кавказа.

Республики Северного Кавказа (в различной степени) относятся к регионам дотационным и агропромышленным, переживающим затяжную депрессию. Вследствие этих объективных условий приоритетными для них становятся следующие экономико-социальные методы управления:

- модернизация промышленности и инфраструктуры экономики;

- развитие межрегиональных производственных, торговых и финансовых взаимоотношений;

- обеспечение правовых и организационных условий для привлечения российских и иностранных инвесторов в депрессивные районы;

- льготное кредитование и субсидирование республик;

- приоритетное развитие отраслей хозяйства, составляющих конкурентные преимущества территории (энергетика, нефте- и газодобыча и переработка, металлургия, туризм, транзитный транспорт);

- противодействие коррупции и нецелевому расходованию государственного финансирования (независимый аудит и казначейский контроль);

- создание высокооплачиваемых рабочих мест в республиках, в т.ч. целевые программы возврата мигрантов-работников высокой квалификации;

- противодействие чрезмерной территориальной неравномерности социально-экономического развития (сдерживание урбанизации, развитие периферийных и трудоизбыточных районов);

- рост финансирования систем среднего и высшего образования, здравоохранения, физической культуры и спорта.

Обозначенная совокупность методов призвана создать условия для устойчивого развития республик Северного Кавказа, снизить социально-экономическую конфликтогенность в полиэтничном обществе.

Второй параграф третьей главы «Формирование общероссийской идентичности в полиэтничном макрорегионе Северного Кавказа» раскрывает значение символической политики в интеграции полиэтничного сообщества.

Формирование общероссийской гражданской идентичности является важнейшим методом политического управления, в т.ч. на Северном Кавказе. Данная идентичность не должна отрицать этнические и региональные, конфессиональные идентичности, т.к. она является феноменом более высокого порядка и интегрирует в себя иные идентичности. Институтами формирования общероссийской идентичности должны стать семья, система образования, средства массовой информации, малые референтные группы повседневного общения. В этой связи органы государственной власти должны изменить приоритеты образовательной и информационной политики, развивая, в первую очередь, ценности гражданского патриотизма и этнической толерантности.

Общероссийская идентичность должна носить надэтнический, гражданский характер, быть светской (секулярной). Она обобщает как стихийно формирующиеся в обществе структуры и ориентации самосознания, так и конструкты, целенаправленно развиваемые субъектами политического процесса.

Общероссийская идентичность основана на принципах гуманизма, патриотизма, этнической и конфессиональной толерантности, совместной ответственности граждан за российское государство. Идеологемы общероссийской идентичности должны быть ориентированы на проект модернизации страны, ее вхождение в мировое сообщество на равноправных основах. Вместе с тем, общероссийская идентичность может включать в себя часть исторических (ретроспективных) идеологем, носящих конструктивный характер и интегрирующих общество. Таковы, на наш взгляд, идеологемы евразийского государства, российской полиэтничной цивилизации, победы в Великой Отечественной войне, научно-технического прогресса общества. В формировании общероссийской идентичности акцент должен делаться на ценности и ориентации, поддерживающие модернизацию страны.

Общероссийская идентичность не находится в конфликте с идентичностями этническими, конфессиональными, региональными. Представляется, что полезен принцип «Единство в многообразии». На уровне субъектов федерации и федеральных округов идентичность также должна носить интегрирующий, полиэтничный и поликонфессиональный характер.

Основными субъектами формирования общероссийской идентичности являются: средства массовой информации, система среднего и высшего образования, органы государственной власти федерального и регионального уровней, органы местного самоуправления, политические партии, общественно-политические организации.

В третьем параграфе третей главы «Методы народной дипломатии в управлении политическими процессами на Северном Кавказе» изучена роль общественных институтов и норм в политическом управлении конфликтогенным макрорегионом.

Методы народной дипломатии в условиях традиционализма институтов и норм политики на Северном Кавказе могут дополнять усилия государственной власти по оптимизации политического управления. Формами народной дипломатии выступают советы старейшин, женские, молодежные, национально-культурные, спортивные объединения. Доказали свою целесообразность консультативные Общественные советы и Общественные палаты при органах государственной власти субъектов федерации и местного самоуправления, правозащитные и миротворческие организации. Практики политического управления на Северном Кавказе должны учитывать нормы традиций и обычного права в обеспечении межэтнической толерантности и миростроительства.

Следует учитывать, что в полиэтничных и традиционалистских по политической культуре республиках Северного Кавказа преобладают унаследованные от прошлого методы народной дипломатии. Институты и нормы гражданского общества имеют, во многом, «импортированный» характер и слабо укоренены в повседневных практиках. Вместе с тем, следует стремиться к внедрению современных норм и институтов миротворчества в общественные институты Северного Кавказа.

В течение постсоветского периода позитивно зарекомендовали себя такие организационные формы народной дипломатии, как советы старейшин, женские миротворческие объединения, съезды народов Северного Кавказа. Они имеют консультативные функции при органах государственной власти субъектов федерации. Этнические группы реализуют свои социально значимые интересы посредством создания национально-культурных обществ и национально-культурных автономий. Важнейшей их функцией в аспекте народной дипломатии является межкультурная коммуникация: обмен ценностями и традициями культуры, взаимопроникновение стереотипов деятельности, обеспечение социального партнерства общества и государства.

Опыт республик Северного Кавказа доказывает эффективность таких методов народной дипломатии, как:

- этнические советы, дома и центры национальных культур;

- заявления национально-культурных обществ в поддержку межэтнического согласия, предупреждения конфликтов;

- участие этнокультурных организаций к разработке и экспертизе нормативно-правовых актов по вопросам политического управления;

- привлечение национально-культурных обществ к диалогу и миротворчеству в этнополитических конфликтах;

- участие членов национально-культурных объединений в организации и проведении культурно-просветительных, благотворительных акций.

Методы народной дипломатии содействуют урегулированию политических конфликтов, распространению идей ненасилия и компромисса интересов.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, делаются выводы, даны рекомендации по повышению эффективности политического управления на субнациональном (макрорегиональном) уровне.

Ключевым условием повышения эффективности политического управления в условиях полиэтничности должен стать выбор последовательных государственных концепций федерализма и национальной политики России. Они должны обрести статус федеральных конституционных законов. В итоге нашего исследования аргументируется точка зрения о перспективности конституционной, а не договорной модели федерации; равноправия субъектов федерации; «симметричности» объема полномочий и предметов ведения субъектов федерации. Продуктивно также принятие программ реализации федеративной и национальной политики на уровне федеральных округов и субъектов федерации.

Программно-целевой метод политического управления должен предусматривать согласование направленности действий органов власти не только по вертикали, но и по горизонтали. Целесообразно повышение статуса парламентских ассоциаций федеральных округов, регулярных совещаний и конференций отраслевых органов исполнительной власти, муниципалитетов.

В сфере информационной и образовательной политики необходимо увеличить финансирование программ формирования общероссийской идентичности, толерантно сочетая надэтнический (гражданский) и этнический компоненты. С целью снижения конфликтности следует поддерживать проекты, условием реализации которых являются совместные действия представителей разных этнических групп. Должна быть разработана программа конструирования позитивного имиджа Северного Кавказа с использованием его конкурентных преимуществ. Целесообразно усилить контроль Министерства образования и науки РФ, региональных отраслевых министерств над содержанием преподавания социально-гуманитарных дисциплин в средней и высшей школе в аспекте недопущения национализма, интолерантности, пропаганды сепаратизма.

Нуждается в ресурсном и нормативном обеспечении миротворческая деятельность таких форм народной дипломатии, как советы старейшин, женские, молодежные, национально-культурные организации. Их потенциал должен учитываться в работе республиканских Общественных палат, иных консультативных институтов при органах государственной власти и местного самоуправления.


По теме диссертационного исследования опубликовано 8 работ

соискателя общим объемом 3,0 п.л.:


Статья, опубликованная в ведущих реферируемых научных журналах:

1. Дадуев М.А. Реализация идей государственной национальной политики на Северном Кавказе как фактор преодоления региональных этнополитических конфликтов // Известия высшей школы. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. – Ростов н/Д, 2009. - № 3 (а). – С. 112-115 (0,7 п.л.)


Иные публикации:

  1. Дадуев М.А. Современная этнополитическая ситуация в Чеченской Республике: состояние и перспективы/М.А. Дадуев, В.В. Гериханов // Материалы межрегиональной научно-практической конференции «Укрепление межнационального и межконфессионального единства в ЮФО – важнейший фактор Российского Федерализма». 6-7 сен. 2007 г. – Грозный, 2007. – С. 93-98 (0,5/0,3 п.л.)

  2. Дадуев М.А. Этнополитические конфликты как следствие поиска национальной идентичности/М.А. Дадуев, В.Х. Акаев, Э.С. Абдулаева // Вестник Чеченского государственного университета.– Грозный, 2008. Вып. 2. – С. 146-149 (0,3/0,1 п.л.)

  3. Дадуев М.А. Конституция Чеченской Республики как гарант межнационального согласия и политической стабильности // Материалы республиканской научно-практической конференции «Конституция – основной закон Чеченской Республики», посвященной 5-ой годовщине проведения референдума по принятию Конституции Чеченской Республики: – Грозный, Администрация Президента и Правительства Чеченской Республики. 2008. – С. 168-178 (0,5 п.л.)

  4. Дадуев М.А. Достижение межнационального единства как важнейший фактор стабилизации этнополитической ситуации на Северном Кавказе // А.Г. Авторханов – ученый, публицист, общественный деятель: Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.Г. Авторханова (г. Грозный, 21-22 окт. 2008 г.). – Назрань: Пилигрим, 2008. – С. 154-159 (0,3 п.л.)

  5. Дадуев М.А. Анализ национальной политики СССР в трудах А.Г. Авторханова/М.А. Дадуев, В.Х. Акаев // А.Г. Авторханов – ученый, публицист, общественный деятель: Материалы Международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А.Г. Авторханова (г. Грозный, 21-22 окт. 2008 г.). – Назрань: Пилигрим, 2008. – С. 30-36 (0,5/0,3 п.л.)

  6. Дадуев М.А. Разрешение этнополитических конфликтов как фактор достижения межнационального единства на Северном Кавказе//Чеченцы в сообществе народов России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 420-летию установления добрососедских отношений между народами России и Чечни (г. Грозный, 18-20 дек. 2008 г.). Назрань, 2008. Т. 1. – С. 346-349 (0,3 п.л.)

  7. Дадуев М.А. Роль Ахмат-Хаджи Кадырова в сохранении межнационального единства народов Северного Кавказа // Материалы региональной научно-практической конференции «Ахмат-Хаджи Кадыров – выдающийся общественно-политический, государственный и религиозный деятель современной России» (к 5-летию трагической гибели)». 7 мая 2009 г. – Грозный, 2009. - С. 136-139 (0,5 п.л.)



1   2   3

Похожие:

Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconПравозащитный центр "мемориал" memorial human rights center
России в области соблюдения прав человека. Хотя обстановка в разных республиках и краях Северного Кавказа заметно различается, на...
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconНир нии
Координационный центр по изучению региональной ономастики Северного Кавказа (кцироск)
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconТорговый фактор в системе политико-экономического развития северного кавказа в XVIII -первой половине XIX века
Торговый фактор в системе политико-экономического развития северного кавказа в XVIII –первой половине XIX века
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconСвадебный обряд в контексте этнической культуры народов северного кавказа
Работа выполнена на кафедре философии гоу впо «Чеченский государственный университет»
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconКонспект по теме: Население Северного Кавказа
Ученики по карте определяют, какие народы проживают на Кавказе, с каким языковым семьям и группам принадлежат
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) icon«Курорты Северного Кавказа» Изменение №1 к
«Концепции интегрированной системы безопасности туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе, Краснодарском крае...
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconКчгу, соискатель кафедры педагогики и педагогических технологий
Этнопедагогическая направленность подготовки студентов педагогических вузов как фактор освоения этнической культуры народов Северного...
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconАмандурдыев организационно-экономический механизм функционирования регионального агропромышленного комплекса в условиях формирования кластерных структур (на материалах Ставропольского края)
Хозяйством: экономика, организация и управление предприятиями, отраслями и комплексами – апк и сельское хозяйство
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconПолитика «Северного измерения» иеё влияние на международные связи субъектов Российской Федерации, входящих в Северо-Западный федеральный округ
Охватывают период с момента инициирования «Северного измерения» в 1997 г и до конца 2011 г. При этом особое внимание автор уделил...
Управление политическими процессами в условиях полиэтничности (на материалах республик северного кавказа) iconУправление антикризисными процессами в промышленно развитом регионе
Специальность 08. 00. 05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предприятиями, отраслями,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница