Как гром в ясный день?




Скачать 25.98 Kb.
НазваниеКак гром в ясный день?
страница2/7
Дата04.02.2016
Размер25.98 Kb.
ТипВопрос
1   2   3   4   5   6   7

ПОРАЖЕНИЕ ПУТЧИСТОВ


Три августовских дня – это рубеж. Я иногда говорю: то, что было до путча, это, так сказать, до новой эры, а сейчас началась новая эпоха.

Повторюсь: в какой-то степени я предвидел, что такое может произойти, предстоят нелегкие времена. Это могло случиться еще осенью прошлого года. Основная моя задача состояла в том, чтобы выдержать курс на коренное реформирование общества, уберечь этот сложнейший процесс от перегибов и больших срывов. Этому были подчинены все тактические шаги и действия.

Случись путч полтора-два года назад, он, пожалуй, мог бы и удаться. Ныне же общество совершенно изменилось. Те, кому пять лет назад было 13—15 лет, стали восемнадцати-двадцатилетними. Они выросли в другой атмосфере. И они же стали самыми отважными защитниками демократии.

Изменилось общество, изменилась и армия как часть его. Офицеры и солдаты отказались пойти против собственного народа, несмотря на то, что грозил трибунал. Так же поступили и правоохранительные органы, даже части спецназначения. И в этом просчитались путчисты — они не учли, что общество ныне уже совсем не то, каким было несколько лет назад.

Оно вдохнуло воздуха свободы, и уже никому этого у него не отнять. Да, народ хочет законности и стабильности, но не через диктатуру, не через чрезвычайщину. Да, народ устал от ожидания улучшения жизни. Но люди хотят, чтобы выход из кризиса был найден в рамках демократии, а не за счет свободы, человеческих прав, не путем насилия.

Глубоко просчитались путчисты в оценке качества новых отношений страны с партнерами на Западе. Проигнорировали огромные принципиальные изменения в международном положении нашего государства, особенно в отношениях с народами США и Европы. Поначалу, может быть, и были некоторые колебания в оценке путча, однако очень скоро подавляющее большинство правительств зарубежных стран сказали решительное «нет» путчистам и отказались от всякого сотрудничества с ними.

Оба фактора во взаимодействии — демократические завоевания перестройки к новые отношения с внешним миром — предопределили поражение путчистов.

Я был всегда убежден — даже тогда, когда от меня ультимативно требовали передать полномочия вице-президенту или заявить об отставке, «чтобы спасти Отечество», — что авантюра не пройдет и авантюристы потерпят поражение. Они толкали страну, народ к катастрофе. И за это должны ответить.

Замыслы были далеко идущие: прежде всего нанеся удар по авангардным демократическим силам, которые несут ответственность за демократические преобразования в стране и держатся, несмотря на все перипетии и трудности. В этом — главный замысел. И элементом его был шантаж по отношению к Президенту страны и сообщение, что Президент России арестован. Иначе говоря, расчет был — нанести удар, изолировать меня, если я не соглашусь на сотрудничество с реакцией, и изолировать Президента Российской Федерации. Следствие и суд покажут, только, ли изолировать.

Но демократические силы показали, что они способны, объединяясь, взаимодействуя, отстоять путь к продолжению реформ и преобразований, путь к новому обществу.

Самыми трудными были день 19 августа и ночь с 20-го на 21-е. Хотя уже 20 августа было видно, что ничего у путчистов не получается. Спутали их планы позиция Президента СССР и российского руководства. И в республиках начался поворот. А сначала некоторые, было, заколебались.

Огромную роль сыграла борьба, организованная против путчистов Б.Н.Ельциным. Он занял мужественную позицию, действовал решительно, беря на себя всю ответственность. В тех чрезвычайных обстоятельствах это было оправдано и, вернувшись в Москву, я подтвердил принятые им в дни путча указы. Считаю, что в той обстановке россияне действовали, исходя из высших интересов. То, что они делали; было продиктовано ситуацией. Без этой твердой позиции события могли бы приобрести более драматический характер.

Но при этом я должен сказать и о принципиальной и отважной позиции москвичей и ленинградцев, жителей многих областей России. В срыве заговора большую роль сыграла позиция президентов и парламентов большинства республик, местных Советов. Они сумели твердо встать на защиту законности и своих суверенных прав, В этот трудный час большинство журналистского корпуса, средств массовой информации безошибочно выбрало, где и с кем им быть, не испугалось, не струсило, не стало лебезить перед узурпаторами. Попытка путчистов создать видимость, будто вся страна прямо чуть ли не поддержала их, оказалась жалкой, смешной.

Таким образом, ново-огаревский процесс сработал. Вовремя мы его сотворили, и в острой ситуации он сработал.

Заговорщики попытались осуществить самое страшное - направить армию против народа. Но и это у них не прошло. Многие командиры, офицеры, большинство солдат, целые части и соединения отказались выполнять их приказы. Остались верными присяге, встали рядом с отважными защитниками демократии.

Кстати, когда говорят о генералах, давайте не забывать, что генерал Шапошников не пошел с заговорщиками. А ведь нужно-то было всего три самолета — и от «Белого дома», да и от Кремля остались бы руины. Командующий Ленинградским округом Самсонов после разговора с мэром заявил: будьте спокойны, войск в Ленинграде не будет. Об этом мне говорил А.А.Собчак.

Армия показала, что она уже другая: в результате трудных больших и болезненных перестроечных процессов у нас рождается новая армия. И надо отдать ей должное. В противном случае путчистам было бы просто реализовать свои планы.

Сейчас много рассуждений относительно интеллектуальных способностей участников переворота. Согласиться с ними — значит допустить большие упрощения. Отнюдь. Тогда в чем же дело? Думаю, что все — в их политической позиции. Они не приняли перестройку, демократические преобразования и пошли на преступные шаги, рассчитывая, прежде всего, на недовольство людей.

Путчисты прибегли к чудовищному обману, заявив, что Президент тяжело болен, недееспособен. Самое страшное в этом — предательство. Конкретно — о Лукьянове. В коридоре, после одного из заседаний. Верховного Совета, он встретил меня, Мы с ним не разговаривали после его появления в Форосе 21 августа. Да и желания разговаривать у меня уже не было. Я надеялся на Лукьянова — считал, что он не предаст ни наше дело, ни меня. Сорок лет, со студенческих времен, нас связывали товарищеские отношения. Трусостью его поведение объяснить нельзя, интеллектуальными способностями — в этом случае исключено, значит — расчет! Следствие покажет.

Теперь все увидели, что не зря мы эти шесть лет с таким трудом и в таких неординарных и сложных условиях искали пути движения вперед. Общество многое приобрело. Обрело свободу. Страна отвергла попытку толкнуть ее на кровавый путь. Я думаю, лучший аргумент, более авторитетный плебисцит трудно было бы придумать.

Из всех разговоров, которые я имел в первые часы и дни после возвращения в Москву, — с Дж.Бушем, Ф.Миттераном, Х.Колем, Д.Мэйджором, Дж.Андреотти, Б.Малруни, Р.Хоуком, Т.Кайфу, Х.Мубараком, с другими главами государств и правительств — никто путчистов не одобрил. Кроме Каддафи и Хусейна.

Когда стало ясно, какую непримиримую позицию заняли Россия, ее руководство, другие республики, большинство народа, когда стало очевидным, что армия не пошла за хунтой, самозваный комитет в панике начал искать выход.

И вот примерно часов в пять вечера 21 августа, мне докладывают, что в Крым на президентском самолете прибыла группа заговорщиков. Тогда я не знал, что между руководством России и ГКЧП шел разговор, в котором путчисты приглашали Б.Н.Ельцина вылететь в Крым вместе с ними, чтобы он сам убедился в состоянии здоровья М.С.Горбачева. Когда они явились на территорию дачи, я сказал, чтобы их взяли под стражу. И передал требование, что ни с кем из них не буду разговаривать до тех пор, пока не будет включена правительственная связь. Ответили через охрану: это, мол, долго. Ничего, велел им передать, я подожду.

Связь была включена. Связисты сообщили, что со мной хочет переговорить Крючков. Я ответил — пусть ждет. И сразу связался с Б.Н.Ельциным, Н.А.Назарбаевым, Л.М.Кравчуком, Н.И.Дементеем, И.А.Каримовым. Затем связался с генералом Моисеевым и сообщил ему, что Язова я отстраняю от обязанностей, возлагаю на него временно его функции, потребовал все войска вернуть в места расположения. Начальнику правительственной связи дал указание отключить телефоны у всех заговорщиков. Через некоторое время он доложил об исполнении моих поручений. Коменданту Кремля дал указание задержать всех ГКЧПистов Кремле. Моисееву и Панюкову (министру гражданской авиации) поручил обеспечить посадку самолета с российской делегацией во главе с вице-президентом Руцким на военном аэродроме в Бельбеке. Из Фороса состоялся разговор с Президентом Бушем.

Должен был позвонить матери. Но не получилось. До сих пор переживаю. Но в Москве мы с Раисой Максимовной сразу же соединились и говорили с обеими нашими матерями, Марией Пантелеевной и Александрой Петровной.

Мне доложили, что настойчиво просят принять их Ивашко и Лукьянов, которые утверждали, что не связаны с заговорщиками. Их я потом принял. В беседе участвовали Бакатин, Примаков, Черняев. Других — Крючкова, Бакланова, Язова не принял, И не видел их. Мы их разделили по самолетам, привезли в Москву, а при выходе из самолета Язов и Крючков были арестованы и изолированы. Бакланова арестовали после получения согласия Верховного Совета.

Путч сорван. Но кровь была пролита. Пали жертвой защитники свободы. Я приношу глубочайшие мои соболезнования их семьям, родным и близким, их друзьям и коллегам. Их имена должны, быть запечатлены на памятных досках в местах их гибели. Оки останутся в нашем сердце. Хочу подтвердить сказанное мною в те дни карательные меры, юридическая ответственность за путч должны распространяться на его организаторов, непосредственных его участников.

Демократы, те, кто нанес поражение путчистам, должны все сделать, чтобы у людей не сложилось мнение, что сейчас будут искать «крайних», каких-то «ведьм», расширяя круг ответственных. Нет, наказание должны понести организаторы и виновники путча. Я обратился ко всем прокурорам, союзным и республиканским МВД, КГБ — руководствоваться только таким подходом. Такова точка зрения и руководителей республик, с которыми я на этот счет говорил.

Августовские события я назвал рубежом. После возвращения из Крыма, после «блокады», меня поразило состояние общества. Страна была в шоке, в смятении. Сразу после провала путча и как реакция на него возник мощный процесс дезинтеграции страны. Последовала серия демонстративных актов и деклараций о независимости. Это была своего рода самозащита республик в ответ на переворот.

Нарастала тревога в связи с усилившейся угрозой распада Советского Союза, Мы должны реалистически оценивать реакцию на путч в стране. То, что были силы, которые симпатизировали путчистам или заняли нейтральную позицию, нельзя не учитывать, недооценивать. Реакция обезглавлена, но положение остается сложным. Оно не стало легче, хотя и открылись новые огромные возможности для продолжения демократических преобразований.

Случившееся — это тяжелый урок лично для меня. За прошедшие дни и недели переосмыслено, передумано многое. И я сделал выводы из трагедии, которая с нами произошла. Говорили, что я приехал в другую страну. Согласен. Могу добавить: в другую страну из Крыма вернулся человек, который смотрит на все — и на прошлое, и на сегодняшний день, и на перспективу — другими глазами. Во всяком случае, никаких колебаний, выжидания в проведении реформ я не допущу, пока остаюсь Президентом. И компромиссов с теми, с кем непозволительно искать соглашения, отныне не будет.

Но сегодня, может, еще больше чем вчера, я желаю, чтобы все, что мы делаем, шло в рамках демократии и без крови. В общем, надо было действовать. Многое еще не было ясно. Начиналась новая эпоха...


УРОКИ ПУТЧА


Всякий раз, анализируя происшедшее, докапываясь до сути, хочу понять, что толкнуло людей на предательство. По-видимому, дело не только в ошибках при подборе людей. Ведь среди них те, которых я знаю и с которыми работал много лет. Значит, перестройка обнажила действительно фундаментальное различие во взглядах относительно того, к чему мы должны в конечном счете прийти. То, на что выводила нас перестройка, эти люди оказались не в состоянии понять и принять,

Августовские события подтвердили необратимый характер изменений, к которым привели демократизация и гласность. Произошел настоящий прорыв к новой жизни. Огромные массы людей осознали себя гражданами, для которых - вопреки всем тяготам повседневности — свобода стала высшей ценностью.

Переворот не удался также и потому, что окружающий мир осудил путч, выступил в защиту нашей демократии, рассматривая ее как часть всего демократического мира. Такая позиция естественна: Советский Союз благодаря новому мышлению и основанной на нем внешней политике перестал быть антагонистом в этом мире. В успехе перестройки видят теперь необходимое условие безопасности и прогресса всего человечества.

Мы должны судить обо всем трезво, быть беспощадными в анализе, твердо стоять на позиции реализма и признать, что были условия, с которыми заговорщики связывали свои планы. Были просчеты в социально-экономической сфере и в том, что касается демонтажа старых структур. Да и ново-огаревский процесс нужно было начинать раньше.

Путчисты рассчитывали на массовое недовольство людей ослаблением порядка в стране, неспособностью власти обеспечить личную и имущественную безопасность. Хотели поэксплуатировать тревогу в обществе по поводу опасностей, связанных с национальными конфликтами и угрозой дезинтеграции страны.

Они рассчитывали также и на то, что демократические силы как следует еще не осознали жизненной необходимости взаимодействия и сотрудничества. Действовали разрозненно, вступая в политическую борьбу друг с другом. Нас, тех, кто по существу был привержен одним и тем же целям, разделяли. Иногда удавалось разводить по разные стороны политических баррикад. Я не раз говорил, что, когда приверженцы демократии, демократические течения сталкиваются, включаются в политическую борьбу между собой, — это самый большой подарок тем, кто против курса преобразований в стране. Сказалась недостаточная прозорливость и ответственность демократов за общее дело. В полной мере отношу это и к себе.

Да, заговорщикам не удалось до конца осуществить преступный замысел — бросить армию против населения. Армия оказалась со своим народом. Но произошло все-таки так, что оказалось возможным ввести огромное количество войск, танков, другой бронетехники на улицы — без подтверждения со стороны высшего законодательного органа страны. Этот факт налицо, значит, в нашем механизме не все в порядке.

Не была проведена явно необходимая реорганизация Комитета государственной безопасности. Конечно, работники службы госбезопасности защищают интересы государства с помощью разведки и контрразведки. Этим и должен заниматься Комитет. Однако наряду с этим — даже в условиях глубоких демократических преобразований — он все еще сохранялся в той или иной части в качестве механизма, по сути дела, политического сыска и идеологической борьбы.

Заговорщикам не удалось бы осуществить свои планы, если бы на их пути твердо и решительно встали Верховный Совет СССР и его Председатель. События требовали немедленного созыва Верховного Совета. Россия сразу это сделала, и это сыграло огромную роль в сопротивлении путчу. А вот Верховный Совет СССР не смог реализовать свои конституционные полномочия.

Где был его Президиум? Где были сами депутаты? Почему они не бросились сразу в столицу? Когда подобная ситуация возникает, казалось бы, без всяких телеграмм, вызовов и объявлений всем надо быть в столице, там, где работает высший орган власти.

Ведь, если бы Верховный Совет собрался 19 августа, путч был бы остановлен в самом начале. Значит, нужно выработать конституционный механизм, который исключал бы повторение случившегося. Какие бы авторитетные люди ни возглавляли Верховный Совет, должен быть механизм, обеспечивающий в критических, судьбоносных для страны ситуациях немедленное, незамедлительное включение нашего высшего законодательного органа, каким является Верховный Совет, в защиту законности, правопорядка; прав граждан.

В том, что не сработал механизм Верховного Совета СССР, в том, что позорно беспомощными и трусливыми оказались перед лицом заговора многие члены Кабинета Министров, в том, что во главе трех организаций, располагающих вооруженной силой, находились люди, способные пойти на государственный переворот, я, как Президент, несу свою большую, точнее — большую ответственность.

Нужно извлечь все уроки, и не только в морально-политическом плане. Необходимо выработать и установить надежный конституционный и общественный контроль за деятельностью Вооруженных Сил и правоохранительных органов. Безотлагательно реорганизовать Комитет государственной безопасности.

И тут уже многое делается, решается, меняется.

Главный урок для нас из августовских событий: ускорить движение по пути демократических преобразований.

Прежде всего надо снять все преграды и препоны, которые создавались старыми структурами и людьми на пути к рынку, предоставить полную свободу предпринимательству, устранить монополизм, методы принуждения и диктата сверху, ускорить создание основных институтов рыночной экономики.

С этой целью я поддержал предложение создать Совет предпринимателей при Президенте страны. И он уже внес свои первые проекты, направленные на содействие предпринимательству во всех секторах экономики.

Надо решительно пойти на то, что даст второе дыхание земельной реформе. Земля есть, и должны быть сняты все преграды, препятствующие предоставлению ее всем, кто хочет обрабатывать. Здесь крестьянам необходима государственная поддержка. Все эти вопросы мы должны решать этой осенью и зимой. Очевидно, и в этом случае надо использовать инициативу общественности.

Мы не можем откладывать больше кардинальную перестройку кредитно-финансовой политики, нужны решительное сокращение бюджетных расходов и бюджетного дефицита, нормализация денежного обращения.

Нужна реорганизация всей внешнеэкономической сферы: валютных отношений, использования кредитов, экономической помощи, надо ускорить выход на реализацию крупных проектов.

Избавиться от необоснованных обещаний и неосуществимых программ, от экономического популизма. Сосредоточить внимание на основных вопросах социальной защиты трудящихся в условиях перехода к рынку: поддержании уровня жизни населения, особенно малообеспеченных, обеспечении работой, жильем.

Времени терять нельзя. Если не дать почувствовать, что мы действуем, лишимся доверия людей. Ведь подавив путч, мы — повторяю — только ударили по голове дракона. Сохраняются силы реакции, и силы реальные. Они предпринимают шаги к консолидации, рассчитывая на наше бездействие и неповоротливость.

И еще. Все мы, те, кто сокрушил этот заговор, кто стал стеной на пути преступных замыслов, не должны ни в коей мере дать разыграться эмоциям, желаниям, взять на вооружение те методы, к которым прибегли заговорщики. Такая опасность есть. Но, если бы она стала реальностью, мы растеряли бы все, что приобрели в результате поражения путча.

Сейчас нужно быть очень внимательными, держать нервы, не поддаваться на провокации. Впереди много трудной работы. Прежде всего надо сделать все, что позволило бы улучшить жизнь людей. Это сейчас самое главное.

То, что мы пережили в последнее время, — настоящая драма, до предела обострившая все проблемы и противоречия. Но, с другой стороны, эти события, как весеннее половодье, смели многое, что мешало нам продвигаться вперед. Нужно использовать сложившуюся обстановку, чтобы ускорить решение всех наших проблем. Можно считать, что это была своего рода аварийная остановка в пути, и теперь нужно еще решительнее двигаться вперед, в полной мере использовать новый исторический шанс, открывшийся перед страной.

Как человек, возглавлявший с 1985 года КПСС, не могу обойти вопрос об отношении к коммунистам. Моя позиция такая: я — решительный противник того, чтобы устраивать в стране антикоммунистическую истерию, гонения против миллионов коммунистов — честных людей, ничем себя не запятнавших. Долгое время я действительно считал, что КПСС может обновиться. Но в результате августовского путча эти надежды перечеркнуты. Это я понял спустя некоторое время по возвращении из Крыма.

В руководстве партии, в первую очередь в Секретариате ЦК, оказались люди, у которых не хватило мужества выступить против путча, в защиту законности, Генсека и добиться встречи с ним. Поддержав, по существу, ГКЧП, они дезориентировали партию, подтолкнули ее на гибельный путь. Многие комитеты приняли решение помогать путчистам.

Говоря об ответственности руководящих органов, считаю принципиально важным отделить миллионы рядовых членов партии от партийной бюрократии. Я это сказал сразу же, как только у меня появилась возможность, 22 августа. Повторюсь, но еще раз скажу: переворот перечеркнул надежду на реформирование КПСС, превращение ее в демократическую, современную партию. Поэтому я сложил с себя обязанности Генерального секретаря и предложил ЦК самораспуститься.

В республиках идет реорганизация партий, меняются их программные установки, названия. Возможно, со временем в стране сложатся две крупные партии, социалистическая и демократическая. Главное, чтобы рядовые коммунисты, не имеющие никакого отношения к путчу, могли самостоятельно и без какого-либо давления сделать свой выбор.

Я отношусь к людям, которые никогда не скрывали своих позиций. Являюсь убежденным приверженцем социалистической идеи. Эта идея пробивает дорогу на протяжении многих веков. У нее много сторонников, они возглавляют правительства ряда государств. Есть разные ветви социалистического движения, ибо оно — не какая-то модель, под которую надо подгонять общество. Нет, это идея, именно идея, которая включает в себя ценности, выработанные в ходе поиска более справедливого общества, лучшего мира. Она питается и многими достижениями христианства, других философских течений. Идеи социализации присутствуют во многих общественных и политических течениях.

Я считаю себя демократом, исхожу та того, что социалистическая идея без демократии, без правильного и надежного решения социальных вопросов невозможна. Рассуждая о социализме, мы должны отдавать себе отчет в том, что крах потерпела модель социализма, которая была в нашей стране, а не сама социалистическая идея.

Иной раз задают вопрос: Октябрьская революция — это катастрофа или все-таки истинная революция? Понимаю, почему такой вопрос возникает. Потому, что исторические результаты, на которые рассчитывали люди, делавшие революцию, не оправдались. Но это не были результаты реализации идей Октября, подлинно народной революции. То были результаты насильственного внедрения сталинской модели общества. Тут нельзя, не следует путать одно с другим.

Что же касается моих собственных взглядов, то я все эти годы делал все, чтобы покончить со сталинизмом. Без этого нечего и думать о реализации социалистической идеи. Сотворить жизнь в каждой стране должны сами люди. И мы призваны наращивать, развернуть процессы демократизации во всех сферах. Думаю, что все это — движение к большей справедливости по отношению к человеку, утверждению его прав и свобод, прав и свобод народов. Это и есть движение в направлении реализации социалистической идеи. Таково мое понимание проблемы.

В некоторых, особенно яростных выступлениях после августовских событий, звучали требования к Верховному Совету и правительству Российской Федерации и Верховным Советам и правительствам других республик изгнать социализм с территории Советского Союза. Очень опасная утопия. То, что эту задачу никому не удастся решить — ясно. И что это очередной вариант крестовых походов, религиозных войн на нынешний манер, способный ввергнуть страну в гражданский конфликт, — тоже ясно.

Мы провозгласили в стране свободу убеждений, политический плюрализм. Выдвигать задачу изгнать социализм с территории Союза — это и есть «охота на ведьм». Человек определяет свою позицию, выбирает движение, партию или вообще стоит вне движения, партии. Таков принцип свободы выбора, которому мы присягнули. И этому надо строго следовать в жизни.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Как гром в ясный день? iconКемпбелл росс. Эта
Наша цель показать матерям и отцам ясный и практически доступный путь освоения удивительной и в то же время внушающей благоговение...
Как гром в ясный день? iconКонкурс творческих работ старшеклассников
«после нас хоть потоп». Даты патриотических праздников (День Победы, День независимости, День защитника Отечества, День народного...
Как гром в ясный день? iconОбразовательная программа «Успех» дополнительного образования детей вокального ансамбля «Успех»
День снятия блокады, День защитника Отечества, День Победы, ознакомление с вокальными произведениями к этим датам
Как гром в ясный день? iconАнестезія – наука милосердя”
Томасу Мортону с надписью: "До него хирургия во все времена была агонией". Он первый успешно продемонстрировал операцию под эфирным...
Как гром в ясный день? iconСценарий нетрадиционной формы работы с родителями
Квн на школьную тематику, 2 день – Что? Где? Когда?, 3день – Веселые старты «Мама, папа и я –спортивная семья»,4 день – Поле чудес,...
Как гром в ясный день? iconАлександр Коток Беспощадная иммунизация
В книге подробно изучаются прививки, как медицинская процедура и, как сложная социальная проблема, по сей день не находящая своего...
Как гром в ясный день? iconАлександр Коток Беспощадная иммунизация
В книге подробно изучаются прививки, как медицинская процедура и, как сложная социальная проблема, по сей день не находящая своего...
Как гром в ясный день? iconСценарий вечера «день матери»
До недавних пор этот день – День матери – проходил у нас незаметно, да и в календаре он появился не так давно. Так легко ли быть...
Как гром в ясный день? iconГде и когда родился Пушкин?
Почему в Москве, в день рождения Пушкина, целый день звонили церковные колокола и народ кричал «ура»?
Как гром в ясный день? iconД. А. Леонтьев Выполнила Савельева Елена, ученица 10 класса
«Свобода – феномен чрезвычайно ясный и отчетливый для того, кому дано испытать это чувство, и в то же время крайне трудный для рационального...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница