Как гром в ясный день?




Скачать 25.98 Kb.
НазваниеКак гром в ясный день?
страница5/7
Дата04.02.2016
Размер25.98 Kb.
ТипВопрос
1   2   3   4   5   6   7

Я НЕ ВИЖУ ИНЫХ ПУТЕЙ, КРОМЕ ДЕМОКРАТИИ


Поразительно, но каждый день после тех трех в августе кажется порой неделей. Я заканчиваю приводить в порядок сказанное и продуманное мною по возвращении в Москву с юга спустя ровно месяц после начала путча. Всего месяц, а сколько уже произошло, сколько изменилось...

Путч подавлен. Демократы празднуют победу, но жизнь требует действий. Она требует очень хорошо продуманных, неординарных решений. Люди недовольны тем, что повседневная их жизнь тяжела, что изменений к лучшему пока нет. В этом главная опасность. Организаторы путча хотели воспользоваться именно этим. Вот почему времени на раскачку нет. Надо действовать, двигать вперед процесс реформ, дать людям экономическую свободу, и тогда они сами реализуют свои возможности. Нам надо многому учиться. Учиться управлять политикой, экономикой, жизнью государства. А в этом отношении демократы пока еще слабы.

Всем нам еще многому надо учиться, чтобы управлять именно в рамках демократии, в рамках политического и, в особенности, экономического плюрализма.

В противном случае терпение людей может просто лопнуть. И тогда — стихийный взрыв недовольства, хаос, тогда жди самого худшего. Не менее опасна для наших планов и усталость общества, распространение разочарования, безразличия, апатии. Это может попросту блокировать наше продвижение к рынку.

Весь круг проблем, которые сейчас очень остро встают перед нами, я разбил бы на две группы. Прежде всего, это текущие проблемы — обеспечение населения продовольствием, налаживание топливно-энергетического хозяйства, обеспечение потребностей в лекарствах. Другая группа вопросов — это создание условий для развития предпринимательства, решительного ускорения. хода экономических реформ. Только при параллельном продвижении в решении обеих групп проблем мы сможем пережить зиму и весну, получить должный эффект от реализации реформ, положить начало выходу из кризиса.

Сейчас главное — как дожить до весны, как пройти через зиму. А все остальное, сверх этих двух слоев задач, — быстрее к рынку, стимулировать предпринимательство.

Но чтобы реформы пошли, надо, чтобы люди в них поверили. Без людей реформы не пойдут, без их активности все будет мертво или, наоборот, случится острая реакция — из-за того, что жизненные условия еще более ухудшатся. И демократии будет нанесен тяжелый удар.

Вспоминаю, как после встречи с послом США в Георгиевском зале возвращался по Кремлю в свой кабинет, Обступили люди. Завязался разговор. Интересно, что никто не жаловался на трудности. Говорили, что их, конечно, немало, однако народ готов сплотиться, выдержать испытания, до конца поддержать курс реформ.

У нас огромные возможности. Это не просто стандартная фраза, клише. Это же постоянно слышу от иностранных собеседников. Они говорят: у вас есть все — и народ образованный, и огромные материальные ресурсы, — вы можете стать богатой страной. И мы должны быть богатой страной. Повторяю: у нас есть все для этого. Мы должны стать другими. Тогда мы будем жить иначе.

Меня больше всего волнует, как будут жить дети наши и мои внуки, и те, кому сегодня 15—20 лет. Я вижу смысл своей работы в этом, потому что в конце концов ради этого все и начиналось. Нас не пугали трудности. Мы знали, что придется решать много сложных и трудных проблем. Мы ставили перед собой цель, чтобы уже сегодня люди, включившись в демократические процессы, почувствовали себя людьми. Это уже произошло. И это достижение перестройки.

Но мы должны выйти и на новую жизнь с точки зрения форм и условий жизни. Очень хочется, чтобы те, кто столько отдал этой земле, почувствовали, что наконец пришло их время — счастливое время.

Сейчас, когда решаются судьбы нашей великой страны, я меньше всего думаю о себе. Вот почему мне было и трудно, и в то же время легко принять решение, когда путчисты предъявили ультиматум. Выбор для себя сделал давно. Путчисты могут действовать, не считаясь со средствами. Я же не могу другими путями идти к цели... Демократический выбор лишает возможности действовать иными методами. Иначе тогда неизбежно началось бы повторение прошлого, всего, что мы осудили. При всей сложности проблем они должны решаться демократически. Я не вижу других путей, кроме демократии.


СТАТЬЯ, НАПИСАННАЯ В ФОРОСЕ


Два вопроса сейчас волнуют общество. Они — в центре публицистики, научных дискуссий, страстных споров в партийной и обыденной среде. Постоянно присутствуют в политической борьбе. Мучительный поиск ответа на них отражает то смутное, переходное время, которое переживает страна.

Первый, Нужна ли была обществу перестройка или это роковая ошибка? Какие ее истинные цели? Что такое обновление государства? Надо ли было начинать столь рискованные преобразования?

Второй, Как достичь целей перестройки, раз уж ее начали? Какую политику вести в обстановке экономического кризиса, опасных проявлений дезинтеграции и хаоса, страхов за завтрашний день?

Люди все больше боятся, как бы не получилось того же, что произошло после Октябрьской революции. Как бы не разошлись опять великие цели и реальные исторические результаты. Не приведет ли перестройка к тому, что пережили предшествующие поколения. В обстановке продолжающегося ухудшения жизни все больше тревожит людей — так ли мы идем, теми ли способами действуем, те ли методы применяем. Тогда, в 20-х годах, тоже дошли до края, и нужно было делать исторический выбор дальнейшего движения великой страны. Было ощущение, что придется пройти трудный этап, но у большинства активного населения уже сложилось убеждение, что его надо пройти во имя «светлого будущего».

Но тогда не было опыта, не знали результатов. А теперь знаем. После Октябрьской революции под ее знаменами шли и шли к провозглашенным целям и... не дошли. Этим в корне отличается нынешняя ситуация, В социальную память — через гласность и обнажение истины — вошла эта боязнь крупных перемен. Она питает в массовом сознании желание остановиться, даже откатиться назад, чтобы — в этой паузе — обдумать все еще раз и, может быть, начать заново. На этом спекулируют те, кто не признает необходимости преобразований и давно уже им сопротивляется. Это — ортодоксы-догматики, люди прошлого, с зацикленным на стереотипах образом мышления, ограниченным кругозором.

Но среди тех, кто призывает одуматься и остановиться, появились и «левые» неосталинистского толка. Они призывают остановиться, чтобы навести порядок с помощью диктатуры, которая отменила бы, в лучшем случае — заморозила все права и свободы, завоеванные в ходе перестройки. А после того, мол, как будет наведен порядок, тогда и двинемся к рынку, к демократии и всяким вольностям. И эта точка зрения получает распространение, ибо народ устал, измотан неустройством жизни, нехватками, неопределенностью и жаждет лишь того, чтобы передохнуть, и не стал бы возражать, если бы кто-то «пришел» и опять «сверху все сотворил».

За призывами подобного сорта может пойти немало людей.

Вот почва для популизма. Ее усиленно унавоживают претенденты в диктаторы и апологеты сталинизма. Работающие на них средства массовой информации подпитывают обывательскую ностальгию по застойным временам, когда, мол, все, что нужно на каждый день, худо-бедно, но было, а насчет свободы и демократии, зачем она, раз нависает нищета и безработица?! Всерьез и публично возносится хвала Пиночету и Франко: мол, несколько годков настоящей диктатуры, а потом будет и рынок, и демократия, и процветание, и сытая жизнь.

Болезнь популизма заразила и многих новых демократов, в том числе — искренних в своих убеждениях. Они тоже обвиняют Президента в непоследовательности, нерешительности, мягкости, настаивают «на принятии мер». А когда Президент предлагает действительно решительные меры по стабилизации экономики, оздоровлению финансов, популисты на трибунах и в кабинетах власти, на местах и в республиках шарахаются в страхе перед возможным недовольством населения, предупреждают о социальных взрывах. Хотя многие из них, прикоснувшись к политике и зная о реальных возможностях и реальном положении дел, не могут не понимать: если не принять уже сейчас крутых и непопулярных мер по стабилизации, то с 1 января снова придется в два-три раза повысить цены. И инфляция пойдет на новый, еще более опасный виток, обрекая хозяйство страны на еще большую дезорганизацию.

Я твердо стою на том, что проблемы можно решить только конституционным способом. В этом слабость, но в этом же и сила. Сила потому, что общество, человек, получив свободу, получили возможность реализовать свои демократические права и этим дорожат. А слабость потому, что когда этими правами злоупотребляют, очень трудно прибегнуть к насилию, даже если оно законно и оправданно. В этом специфика процесса перестройки в целом. Дело не в полномочиях Президента, а в морально-политической установке. Ведь в нашей стране все всегда решалось в конце концов насилием. Политическая культура была такова: если ты мой противник, а я у власти, ты должен как минимум сидеть в тюрьме. А теперь мы признали законность плюрализма и в экономике, и в политике, во всей общественной жизни. Но это все должно еще состояться и рождается в муках. Поэтому требуется огромный запас веры, убежденности, чтобы не сорваться с рельсов. В этом — главная трудность и главная сейчас задача.

Неизбежны маневры политического и экономического характера. Но они не меняют ни цели, ни установку на конституционные средства ее достижения. И никакое давление — ни справа, ни слева — не заставит от этого отойти.

Продираясь все эти годы сквозь джунгли, выросшие давно, а теперь еще оплетенные молодыми побегами, среди опасностей со всех сторон, предпринимая неимоверные усилия, чтобы удержать в мирном русле новую революцию в стране, привыкшей к насилию и произволу, мы нашли наконец целостную концепцию движения вперед. Суть ее — в триаде взаимосвязанных основных направлений, которые только и могут привести к целям перестройки. Это:

— реформирование государства;

— реформирование экономики;

— выход страны на мировой рынок и через него и политику нового мышления — в общее русло мировой цивилизации.

После этих предварительных замечаний перехожу к теме, обозначенной вначале.

Итак — почему была нужна перестройка? Можно ли было без нее обойтись или отложить сейчас? Большинство вроде теперь считает, что обратно не вернешься. Но большинство же и не приемлет метода преодоления командно-административной системы, который, казалось бы, вот он, проверенный на Западе, — сплошная капитализация экономики. Но как идти дальше, какие должны быть конкретные формы и методы, адекватные замыслу перестройки, направлениям упомянутой триады?


I


Страна накануне обретения новой формы своего существования — и как государство, и как общество. Политическая реформа привела к тому, что государство не только стало другим, но и сменит название. Общество стремительно деидеологизируется. Монопольное доминирование одной партии заменяется плюрализмом. Гласность, свобода слова уже стали неотъемлемой характерной чертой общественной жизни.

Экономическая реформа сделала необратимым переход к рынку на основе многообразия форм собственности. Обе реформы открыли стране двери к вхождению по «общим правилам игры» в мировую хозяйственную систему.

Новое мышление содействовало таким переменам в международной ситуации, что стало возможным, по крайней мере на главных направлениях безопасности, проводить единую, в полном смысле мировую политику. Об угрозе мировой войны редко кто вспоминает.

Вот самые главные и самые очевидные, исторического масштаба перемены за шесть лет перестройки.

Хорошо это или плохо?

При всем многообразии оценок, в большинстве своем критических, а то и просто ругательных, в огромной массе мыслей и настроений, которые перестройка вызвала у нас и во всем мире, можно вычленить главный вопрос, на который все хотят получить ответ: перестройка — это революционный прорыв к естественным условиям развития великой страны или это — катастрофа для нее, конец ее истории как таковой?

Никакие оценки нельзя рассматривать вне конкретного времени. Они появлялись в реальном процессе преобразований перестройки, были реакцией на те или иные повороты, на определенные действия органов власти.

Исходной позицией в замысле перестройки было глубокое убеждение, что дальше так жить нельзя. Об этом мне приходилось неоднократно говорить. Я не собираюсь здесь повторяться. Никогда и ни разу я не пожалел о том, что стал инициатором крутого поворота в жизни страны. То, что в свете гласности вскрылось о нашем прошлом, подтвердило неумолимо и жестоко, что система, созданная по правилам тирании и тоталитаризма, нетерпима далее не только с моральной точки зрения, но и с точки зрения коренных экономических и социальных интересов страны. Она уже завела ее в тупик, уже поставила на край пропасти и держалась на насилии, лжи, страхе, социальной апатии, а также с помощью искусственных вливаний, растранжиривая ресурсы, обескровливая потенциал на будущее. Сохрани мы ее еще на несколько лет, можно было бы с полным основанием говорить о конце истории для нашего великого государства.

Еще на рубеже 70—80-х годов мы почувствовали, что экономика сдает, начинает буксовать. Был подорван интерес человека трудиться высокопроизводительно. Экономика отторгала научно-технический прогресс. Страна оказалась в состоянии прогрессирующей депрессии.

Сталинская тоталитарно-бюрократическая система позволяла путем концентрации сил, и ресурсов огромной страны добиться на определенном этапе крупных результатов. Но чрезвычайные усилия шаг за шагом подтачивали здоровье общества. После Сталина в основе власти и управления оставалась все та же созданная при нем административно-командная система, опирающаяся на абсолютное господство государственной собственности. Это был, по сути дела, постсталинизм.

Прежняя теоретическая и практическая модель социализма, которая в течение многих десятилетий навязывалась стране, оказалась несостоятельной. Тяжелый кризис, в который мы уже вползли, был не кризисом каких-то отдельных частей общественного организма, а самой модели казарменного коммунизма.

Перестройка, таким образом, была жизненно необходимой, иного способа вырваться из заколдованного круга, в который попала страна, не существовало.

Приступая к реформам, мы хорошо отдавали себе отчет, что невозможно обойтись отдельными усовершенствованиями, нужна именно еще одна, говоря словами Ленина, перемена всей нашей точки зрения на социализм. Но крайне трудно давался каждый шаг в силу того, что и в партии, и в обществе за многие десятилетия укоренились идеологические стереотипы. Заболевание общества оказалось намного серьезней, чем можно было предположить вначале.

Меня недавно спросили: если бы можно было возвратиться в весну 1985 года, что бы я захотел сделать по-иному? Я ответил, что без колебаний пошел бы тем же путем. Тогда уже был убежден, что преобразования жизненно необходимы. И чем дальше мы узнавали, в каком действительно положении находится страна, тем больше убеждались, что их надо было начинать лет 10 назад, а то и 20, если не раньше. Сохранил бы я и основные звенья концепции перестройки, основные принципы и цели политики. Их конкретное выражение менялось в ходе реального политического процесса, в борьбе, в том числе с самими собой, с прошлым внутри себя, которое цепко держит еще всех нас: одних больше, других меньше.

В самой общей форме цели перестройки — это свобода экономическая, свобода политическая, выход из изоляции, включение страны в общий поток цивилизации. А основной принцип, если брать его философский план, — неприемлемость каких-либо искусственных схем, которые вновь, пусть с благими намерениями, можно было бы навязывать обществу, осчастливить его „сверху". Установка на то, чтобы раскрепостить живые силы самого народа, дать людям возможность в свободном движении самим строить свое благополучие — каждому в отдельности и всем вместе — и мостить дорогу к своему будущему не на основе догм, а руководствуясь простыми общечеловеческими ценностями, выработанными веками мирового прогресса.

Конечно, не сразу мы поняли, как далеко придется пойти, какие глубокие перемены потребуются. Отсюда и просчеты: где-то не обеспечили синхронизацию в принятии решений, где-то запаздывали, где-то поспешили, не додумав все, порушили старые формы и структуры, не создав новых механизмов. Иногда непозволительно оглядывались на тех, кто вроде бы призывал к разумной сдержанности и осторожности, а на самом деле тянул назад, тормозил движение.

Все это так. Но нужно было практически втянуться в новое дело, набраться опыта, углубиться в познание общества, каким оно оказалось за 70 лет чрезвычайного режима и изоляции от мира, и научиться учитывать всю его специфику. Только тогда пришли к окончательному убеждению, что перестройку нельзя мерить привычными понятиями, вершить ее по принципам господствовавшей идеологии. В конце концов поняли мы и то, что перестройка не состоится в рамках старой системы, как бы мы ее ни обновляли и ни улучшали. Нужна замена самой системы, смена экономических и политических форм жизни, реформирование всего многонационального государства, то есть по всем параметрам — настоящая революция, которая подготовлена всем нашим собственным прошлым и общемировым прогрессом.

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Как гром в ясный день? iconКемпбелл росс. Эта
Наша цель показать матерям и отцам ясный и практически доступный путь освоения удивительной и в то же время внушающей благоговение...
Как гром в ясный день? iconКонкурс творческих работ старшеклассников
«после нас хоть потоп». Даты патриотических праздников (День Победы, День независимости, День защитника Отечества, День народного...
Как гром в ясный день? iconОбразовательная программа «Успех» дополнительного образования детей вокального ансамбля «Успех»
День снятия блокады, День защитника Отечества, День Победы, ознакомление с вокальными произведениями к этим датам
Как гром в ясный день? iconАнестезія – наука милосердя”
Томасу Мортону с надписью: "До него хирургия во все времена была агонией". Он первый успешно продемонстрировал операцию под эфирным...
Как гром в ясный день? iconСценарий нетрадиционной формы работы с родителями
Квн на школьную тематику, 2 день – Что? Где? Когда?, 3день – Веселые старты «Мама, папа и я –спортивная семья»,4 день – Поле чудес,...
Как гром в ясный день? iconАлександр Коток Беспощадная иммунизация
В книге подробно изучаются прививки, как медицинская процедура и, как сложная социальная проблема, по сей день не находящая своего...
Как гром в ясный день? iconАлександр Коток Беспощадная иммунизация
В книге подробно изучаются прививки, как медицинская процедура и, как сложная социальная проблема, по сей день не находящая своего...
Как гром в ясный день? iconСценарий вечера «день матери»
До недавних пор этот день – День матери – проходил у нас незаметно, да и в календаре он появился не так давно. Так легко ли быть...
Как гром в ясный день? iconГде и когда родился Пушкин?
Почему в Москве, в день рождения Пушкина, целый день звонили церковные колокола и народ кричал «ура»?
Как гром в ясный день? iconД. А. Леонтьев Выполнила Савельева Елена, ученица 10 класса
«Свобода – феномен чрезвычайно ясный и отчетливый для того, кому дано испытать это чувство, и в то же время крайне трудный для рационального...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница